15 грудня 2017 10:01
На головну Контакт Про академію Новини Аналітичні матеріали Події академії Семінари, конференції Інформаційні ресурси Форум
Аналітичні матеріали
Довга дорога додому
04.12.2017

Власти Мьянмы и Бангладеш 23 ноября договорились урегулировать проблему беженцев народности рохинджа. Более 620 тыс. представителей этой народности (в основном старики, женщины и дети) были вынуждены бежать из Мьянмы в Бангладеш за последние три месяца из-за военной операции мьянманских военных. Она была начата в ответ на атаки боевиков из "Араканской армии спасения рохинджа" на посты полиции и армии 24–25 августа в штате Ракхайн (ранее штат назывался Аракан, на границе с Бангладеш). В результате атаки погибло 12 правоохранителей. Ответные действия властей Мьянмы были жесткими.
По мнению представителей ООН, военная операция против боевиков привела к преследованиям и дискриминации более
1 млн представителей рохинджа по этническому и религиозному признаку (рохинджа исповедуют ислам) со стороны бирманцев (буддистов по вероисповеданию). С момента обострения конфликта более 400 рохинджа были убиты, сотни домов сожжены, зафиксированы факты изнасилований и пыток, бесследного исчезновения людей, убийства детей.
Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн назвал эти события "классическим примером этнической чистки".
Власти Мьянмы говорят, что после 5 сентября не зафиксировано боевых столкновений, но беженцы все равно продолжали покидать страну. Избежав смерти, рохинджа в соседней Бангладеш столкнулись с проблемами гуманитарного характера. Эта азиатская страна не может обеспечить им нормального существования в крупнейших в мире лагерях беженцев, на скорую руку развернутых в регионеКокс-базар, на берегу Бенгальского залива.
Усилия международных организаций лишь в незначительной мере облегчают участь беженцев, которые теперь оказались перед выбором — оставаться жить в нищете, но в относительной безопасности в Бангладеш, или попытаться вернуться на родину, которая, по всей видимости, не ждет их с распростертыми объятиями.
Договоренность о том, что беженцы рохинджа получат возможность вернуться домой, достигнута после встречи государственного советника и главы МИДа Мьянмы Аун Сан Су Чжи с министром иностранных дел Народной Республики Бангладеш Абдул Хасаном Махмудом Али.
Однако положения этого соглашения сразу же вызвали критику. Две страны смогут начать процесс репатриации только через два месяца. Это время уйдет на подготовку необходимых документов и проверок, создание рабочей группы по рассмотрению дел беженцев.
Со стороны Мьянмы выдвинуты условия, что вернуться может тот, кто заполнит соответствующую анкету, где укажет свой точный адрес, и предоставит документы, подтверждающие факт проживания в Мьянме. Однако рохинджа, которые не имели права быть гражданами Мьянмы, не получили новые "личные карты", введенные за несколько месяцев до начала конфликта. Их старые документы (выданные в годы правления хунты) могли быть утеряны или изъяты. Поэтому для многих беженцев будет проблематичным доказать свое право вернуться.
Не очень обнадеживающими стали слова чиновников Мьянмы, которые уже намекнули, что всех находящихся в Бангладеш они принять не смогут. Министр, на которого будет возложена работа с рохинджа, сказал, что в день Мьянма будет принимать не более 300 беженцев, что растянет процесс репатриации на 20 лет.
В свою очередь главнокомандующий армии Мьянмы генерал Мин Аунг Хлайн завил, что при "расселении беженцев следует руководствоваться пожеланиями граждан, проживающих в штате Ракхайн". Учитывая то, что рохинджа гражданами не являются, можно сделать вывод, что беженцы не получат права вернуться в свои дома, а могут быть помещены в "резервации". Одна из таких резерваций уже пять лет существует близ столицы штата Ракхайн, городе Ситуэ, где проживают 120 тыс. рохинджа, выселенных из своих домов по требованию граждан после очередного обострения межэтнического конфликта в 2012 г.
Власти Мьянмы также против того, чтобы репатриацию контролировали международные организации. Аун Сан Су Чжи называет это внутренним делом и даже создала "Организацию по гуманитарной помощи, переселению и развитию в штате Ракхайн".
Ранее мьянманские власти обвиняли международные гуманитарные организации в оказании поддержки боевикам "Араканской армии спасения рохинджа". Это заявление вызвало бурю негодования в мире. ООН также не получила разрешение провести независимое расследование фактов преступлений, совершенных военными в ходе операции в штате Ракхайн. Мьянма тоже отказалась обсуждать идею представителей ООН дать гражданство тем рохинджа, которые пожелают вернуться в страну.
Для лауреата Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи кризис с рохинджа стал самым серьезным испытанием после того, как Мьянма (под ее руководством) встала на путь демократических реформ и пытается покончить с последствиями десятилетий правления военной хунты. К разочарованию наблюдателей, Аун Сан Су Чжи не попыталась урезонить военных, действовавших по своему усмотрению.
Когда "перегибы" армии в борьбе с террористами стали очевидны, эта женщина, которую многие именовали "Ганди в юбке", не стала осуждать насилие против рохинджа, а выступила в защиту необходимости принятия жестких мер против боевиков, назвав сообщения об изнасиловании женщин-рохинджа военными ложью. Впрочем, в последние недели она призывает представителей различных религиозных конфессий "жить в мире и не допускать возникновения конфликтов".
Из-за внутреннего конфликта Мьянма оказалась под возрастающим международным давлением. Госсекретарь США Рекс Тиллерсон на прошлой неделе заявил, что сделанные еще два месяца назад в ООН выводы оказались верны, и "тщательное изучение фактов" позволяет квалифицировать насилие против мусульман рохинджа как этническую чистку. В исламском мире также отношение к действиям мьянманских властей было с самого начала резко негативным.
Впрочем, власти в Нейпьидо (столица Мьянмы) в период кризиса с рохинджа получили политическую поддержку со стороны Российской Федерации, которая не считает все происходящее этнической чисткой. В защиту действий правительства Аун Сан Су Чжи выступили также Индия и Китай. Обе страны поддержали необходимость жестких мер против террористов из числа рохинджа, которые могут иметь трансграничные связи с исламистами в Индии, Пакистане, Бангладеш. Индия намекнула, что тоже хотела бы избавиться от 40 тыс. рохинджа, многие из которых незаконно находятся на ее территории. Лишь 15 тыс. из них имеют статус беженца и находятся под опекой ООН.
В конце недели Аун Сан Су Чжи отправилась с визитом в Пекин. Ранее Китай призвал ООН с пониманием отнестись к усилиям Мьянмы по "обеспечению безопасности в штате Ракхайн" и выразил надежду, что "пламя войны" будет потушено. Китай на минувшей неделе заблокировал попытки США принять в Совете Безопасности ООН резолюцию о признании действий властей Мьянмы "этнической чисткой" в отношении рохинджа. Вместе с тем Пекин направил гуманитарную помощь в Бангладеш для беженцев-рохинджа.
Позиция Пекина и Дели объяснима. Обе страны пытаются усилить свое политическое и экономическое влияние в Мьянме. Причем интересы этих двух азиатских гигантов сконцентрированы именно в штате Ракхайн. Индия инвестировала почти 500 млн долл. в транспортный проект, который свяжет индийский порт Калькутту с Ситуэ. Затем через реку Каладан и новые автомагистрали, от побережья Бенгальского залива, пойдет транспортный коридор в индийский штат Мизорам.
Китай, в свою очередь, облюбовал район Чаупхью для строительства глубоководного порта, откуда в южные провинции КНР поступают газ, добываемый в Мьянме, и углеводороды с Ближнего Востока. Сюда же тянется железнодорожная ветка одного из ответвлений масштабного китайского инфраструктурного проекта "Один пояс, один путь".
Как раз в разгар кризиса с рохинджа китайцы спорили с бирманцами за распределение долей в будущем проекте строительства порта в Чаупхью и индустриальной зоны при нем, которые обойдутся в 10 млрд долл. Китайцы считают, что через экономическое развитие региона они помогут Мьянме "искоренить" терроризм и обезопасить инвестиции. Хотя в районе Чаупхью никаких межэтнических столкновений и не происходило.
Не только давление с Запада и поддержка Китая и Индии определяют внешнеполитические ходы Мьянмы в вопросе урегулирования кризиса с рохинджа. Соглашение по репатриации беженцев из Бангладеш было достигнуто также благодаря Ватикану.
Папа Римский Франциск совершает в эти дни поездку в Мьянму и Бангладеш. 29 ноября он обратился к властям Мьянмы с призывом уважать "достоинства и права каждого члена общества и каждой этнической группы". После встречи с Папой Римским Аун Сан Су Чжи признала, что доверие, взаимопонимание и гармония между общинами в штате Ракхайн нарушено. Для нее визит римского первосвященника дает надежду на снижение международного давления на Мьянму.
Понтифик сделал реверанс в сторону властей Мьянмы, отказавшись публично использовать слово "рохинджа". Это название народности не признается властями Мьянмы, которые их называют "бенгальцами" — переселенцами с Индии. В местных масс-медиа полагают, что Франциск таким образом хотел избежать трений с буддистами. Он также встретился с руководством сангхи (буддийской монашеской общины) и пожелал буддистам вспомнить о словах Будды Шакьямуни, процитировав отрывок Дхаммапады, где говорится о подавлении гнева. Буддисты сообщили Папе, что уже предприняли меры в отношении монахов, сеявших исламофобию в стране. А уже 1 декабря понтифик отправился в Бангладеш, где встретился с небольшой группой рохинджа.
Но представители гуманитарных миссий и дипломаты разных стран признают, что Бангладеш долго не может поддерживать беженцев на своей территории. Выходом из кризиса может быть лишь возвращение рохинджа в Мьянму. Причем добровольное, что возможно при создании условий для мирной жизни и усилиях всех сторон по предотвращению новых конфликтов.

«Зеркало недели»

Фільтр
© 2009 АБВС (Академія Безпеки Відкритого Суспільства)