19 липня 2018 14:05
На головну Контакт Про академію Новини Аналітичні матеріали Події академії Семінари, конференції Інформаційні ресурси Форум
Аналітичні матеріали
Гра в ґо на Корейському півострові
11.07.2018

Главный союзник Японии — США договаривается с ее злейшим врагом — КНДР. Но при этом ни Трамп, ни тем более Ким Чен Ын не утруждают себя размышлениями о широком контексте региональной безопасности и не обращают в этой связи внимания на японские интересы. И если лидеры Китая активно общались с северокорейским коллегой и до, и после саммита в Сингапуре (тем самым обеспечив должное внимание к своим "пожеланиям"), то Япония в последние месяцы оказалась как бы в роли стороннего наблюдателя, от которого ничего не зависит. При этом процессы на Корейском полуострове — вероятная денуклеаризация КНДР и активизация диалога между Пхеньяном и Сеулом — затрагивают интересы Японии напрямую.
В создавшихся условиях Синдзо Абэ должен проявить все свое дипломатическое мастерство, чтобы вернуть Японию в большую дипломатическую игру.
Танец с бубнами вокруг КНДР
Корейский кризис, еще несколько месяцев назад грозивший вылиться в силовое противостояние нескольких стран с применением оружия массового поражения, теперь, хочется надеяться, входит в новую фазу — дипломатического урегулирования. Безусловно, лавры главного миротворца сегодня примеряет на себя Ким Чен Ын, которому удалось то, чего не смогли добиться ни его дед, ни отец, — усадить за стол переговоров рядом с собой американского президента. КНДР стремится выйти из изоляции, из режима санкций, торгуясь за ядерный арсенал. Ставки в этой дипломатической игре высоки. Поэтому Дональд Трамп понимает, что, договорившись с Кимом, он заработает как минимум Нобелевскую премию мира. Ну а если говорить серьезно, избавит свою страну от угрозы быть атакованной с использованием ядерного оружия и баллистических ракет; превратит вражескую страну-изгоя в государство, с которым Вашингтону можно будет иметь дело. А это отнюдь не мало.
Но окажутся ли достаточными усилия лишь лидеров США и КНДР для того, чтобы на Корейском полуострове были запущены процессы, которые приведут к стабильному миру и, возможно, даже будут иметь результатом разрушение азиатского "железного занавеса", разделяющего корейскую нацию более 70 лет?
В 2003 г., как известно, были запущены переговоры по ядерной программе КНДР в формате шести стран (КНР, США, РФ, КНДР, Южной Кореи и Японии), провалившиеся после того, как КНДР де-факто стала ядерной державой.
Сегодня же мы наблюдаем переговоры и встречи в двустороннем формате — лидеров двух частей Корейского полуострова, лидеров КНДР и КНР, а также КНДР и США. Япония, а также Российская Федерация оказались вне процесса. При этом, похоже, что конфигурацию новых форматов определяют в Пхеньяне, а не в Вашингтоне или Пекине.
Если для Кремля в нынешних геополитических условиях такой исход был закономерен, в Токио на него отреагировали явно болезненно.
Японская дипломатия вдруг оказалась перед сложным вызовом — каким образом добиться, чтобы в вышеупомянутых форматах о японских интересах не забыли, а если это не удастся, то придумать какой-то свой формат, в котором начать диалог с КНДР. Самое интересное, что для реализации данной задачи у Токио пока нет союзников. Более того, велика вероятность, что найдутся и те, кто будет противодействовать Токио в этом деле или игнорировать японские интересы.
В декларации Сингапурского саммита Кима и Трампа записано о денуклеаризации, но в Токио удивлены, почему не говорится о ракетах? Причем, если для США будет достаточно договориться о ликвидации баллистических ракет, то Токио настаивает: нужно добиваться уничтожения ракет средней дальности, способных долететь до Японии. В прошлом году Японии даже пришлось проводить учебную эвакуацию жителей разных районов страны из-за северокорейских ракетных испытаний.
Синдзо Абэ не смог убедить Трампа поднять на саммите с Кимом вопрос о японских гражданах, которые пропали в КНДР или были захвачены северокорейскими спецслужбами в самой Японии или во время прогулок морем. Пхеньян признал, что до 2002 г. похитил 13 японцев. Токио утверждает — 17. По неофициальным данным японской прессы, с конца 70-х гг. похищенных японцев может быть около 80. КНДР заявляет, что этот вопрос закрыт, поскольку 5 из 13 японцев в 2002 г. вернулись на родину после исторического визита в Пхеньян японского премьера Дзюнъитиро Коидзуми, а другие 8 погибли. Погибшим считается и 13-летний мальчик, которого северокорейские спецслужбы выкрали по дороге домой из школы еще в 1977 г. По всем другим пропавшим в Пхеньяне заявляют, что не располагают информацией. Токио не верит словам, и проблема пропавших людей остается очень болезненной в отношениях с КНДР.
Объединение Кореи — также важный фактор, поскольку именно Япония и была той страной, которая оккупировала единую на то время Корею в прошлом веке. В Токио отнюдь не заинтересованы, чтобы в будущем антияпонские сантименты стали фактором, на которых будут выстраивать идеи объединения Кореи политики в Пхеньяне и Сеуле. Проблемы исторической памяти также тяготеют над современностью.
Отношений с Пхеньяном у Токио фактически нет. Это и заставляет Японию в большей мере надеяться на то, что США будут выразителем японских интересов. Абэ дважды в нынешнем году — 17—18 апреля и 7июня — встречался с Трампом, чтобы выработать совместную стратегию. Но, как показал саммит США—КНДР в Сингапуре, он не прошел так, как этого желали в Японии. Именно поэтому сегодня в Токио думают, как поступить.
Новые форматы
В целом азиатские аналитики отмечают, что отсутствие заметной роли Абэ в нынешней дипломатической круговерти вокруг КНДР резко контрастирует с его внешнеполитическим курсом, провозглашенным еще в 2013 г. Тогда он говорил, что Япония будет играть активную роль в процессе укрепления мира, региональной безопасности и стабильности. Кое-кто даже упрекает Абэ, что он слишком сосредоточился на своей идее-фикс нормализации отношений с РФ (японский премьер встречался с В.Путиным уже более 20 раз, последний раз —в мае с.г.) и попросту упустил момент, когда начались процессы на Корейском полуострове вокруг КНДР.
Впрочем, японская пресса уверена, что Абэ имеет шанс отыграть упущенное. Япония уже начала прощупывать возможность первой встречи между японским премьером Абэ и лидером КНДР Ким Чен Ыном. И как ни странно, партнером здесь может оказаться Российская Федерация, которая, как отмечено выше, также оказалась за бортом переговорных форматов. Как известно, 31 мая с.г. глава МИДа РФ Сергей Лавров побывал в Пхеньяне. Речь шла о визите Кима в Москву. То есть Российская Федерация также стремится вернуться за стол переговоров и обсудить свое возможное участие в корейских делах. Именно у Кремля есть сегодня возможность подключить к этим переговорам Японию: в дипломатических кругах ходят слухи, что Путин может пригласить Синдзо Абэ на Восточный экономический форум, намеченный на 11—13 сентября 2018 г. во Владивостоке. Сюда же может быть приглашен и Ким Чен Ын для встречи в трехстороннем формате.
То, что РФ, а не США, сегодня способна стать проводником интересов Японии в процессе урегулирования проблем Корейского полуострова, звучит крамольно и невероятно. Почти как идея саммита между лидерами США—КНДР еще несколько месяцев назад. Но такова реальность этого необычного мира, и это должно стать тревожным звонком, в первую очередь для Вашингтона.
Впрочем, у Токио есть и другой формат, не менее интересный. 9 мая с.г. в японской столице состоялся трехсторонний саммит Японии, Китая и Южной Кореи. Он прошел после встречи Ким Чен Ына и Мун Чжэ Ина 27 апреля в Пханмунджоме. В Токио Мун Чжэ Ин получил поддержку от Синдзо Абэ и Ли Кэцяна в межкорейском диалоге и денуклеаризации КНДР.
Предполагается, что до конца года состоится еще один такой трехсторонний саммит, но на этот раз уже в Китае. Организовывая у себя вторую встречу в таком формате, Китай явно стремится продемонстрировать США единство трех стран в вопросах северокорейского урегулирования. Для Пекина, видимо, не существует проблемы подключить к этому формату впоследствии и КНДР.
Но проблема для Токио заключается также в том, что в формате с Китаем — "на троих" или "на четверых" — существует угроза, что РФ снова окажется за бортом, и может возникнуть напряженность с США. Китай также может привлечь в этот формат и Россию для последующего давления на США — непосредственно или через "инструктаж" Ким Чен Ына, когда тот еще раз поедет на встречу к Дональду Трампу.
Какой же вариант предпочтителен для Японии? Вот это действительно интересный вопрос, вопрос искусства японской дипломатии. Ее задача сегодня — не усилить тот или иной формат с РФ, Китаем и просто стать на сторону США. Япония при всех оговорках может сыграть свою уникальную роль. В Японии говорят, что она как третья экономика мира может стать главным спонсором экономического возрождения Северной Кореи, профинансировать программу денуклеаризации КНДР, поскольку на нее явно не готовы сегодня тратиться США, Китай и РФ. По сообщениям японской прессы, Токио видит себя неким менеджером всего процесса и координатором усилий, потому как может сбалансировать и согласовать интересы всех других пяти стран в формировании общего видения, в разработке и соблюдении процесса внедрения договоренностей по КНДР. Япония и США уже прорабатывали вопрос создания при Совете безопасности ООН особого комитета, который контролировал бы процесс денуклеаризации КНДР.
В то же время любое соглашение, достигнутое в любом из вышеуказанных отдельных форматов (двусторонних или многосторонних), может быть поставлено под сомнение, если Япония увидит, что отдельные страны отстаивают свои интересы и при этом игнорируют интересы других.
Пока же ситуация выглядит таким образом, что лидеры крупнейших стран, которые оказались сегодня вовлечены в разрешение проблем КНДР, пытаются извлечь их этого процесса максимальную выгоду конкретно для себя, подыгрывая тем самым лидеру КНДР Ким Чен Ыну. А он, кстати, ведет абсолютно самостоятельную игру, с только ему известными целями и задачами. Удивительным выглядит азарт и оптимизм, с которым все новые страны и их лидеры втягиваются в навязанную им игру, полагая, что именно они окажутся главными "умиротворителями" КНДР. Любопытно, что будут делать эти государства, если на каком-то этапе Ким или Трамп откажутся от своих теперешних договоренностей, и конфронтация возобновится.
Но пока, думаю, в существующей ситуации даже Украина, воспользовавшись переговорами по предоставлению гарантий КНДР за ядерное разоружение, могла бы в ООН напомнить мировому сообществу о гарантиях, предоставленных ей в 1994 г., и добиваться (настаивать и предлагать) создания новых универсальных и обязывающих все ядерные державы правил, которые заменили бы Будапештский меморандум.
Проблемы корейского полуострова требуют системных подходов на международном уровне, усилий всего международного сообщества и, наверное, прежде всего —активности со стороны членов ООН и других международных организаций. Корейское урегулирование должно базироваться на основе принятых ранее резолюций СБ ООН, которые обязательны к выполнению. Усилия отдельных стран не гарантируют успеха. Поскольку в Корее переплелись все узловые конфликты недавнего прошлого и современности — начиная от соперничества держав с разными политическими системами до проблем нераспространения ядерного оружия и вопросов гарантий и обеспечения безопасности отдельных государств в условиях крушения старого мирового порядка.

«Зеркало недели»

Фільтр
© 2009 АБВС (Академія Безпеки Відкритого Суспільства)