15 грудня 2018 18:33
На головну Контакт Про академію Новини Аналітичні матеріали Події академії Семінари, конференції Інформаційні ресурси Форум
Аналітичні матеріали
Ірак вирішив питання про владу
04.10.2018

Спустя четыре с половиной месяца после парламентских выборов в Ираке в стране за один день появились новый президент и кандидат на должность премьера. Кандидатуры обоих хорошо известных в Ираке политиков стали результатом консенсуса политических элит страны, которая после прошедших в мае парламентских выборов балансировала на грани гражданской войны. Новые иракские лидеры устраивают также Тегеран и Вашингтон — основных внешних игроков, претендующих на влияние в Ираке.
Иракский парламент поздно вечером во вторник со второй попытки определился с кандидатурой президента. Им стал 58-летний кандидат от Патриотического союза Курдистана (ПСК) Бархам Салех. С десятикратным перевесом он победил своего основного соперника от Демократической партии Курдистана (ДПК) Фуада Хусейна.
После свержения режима Саддама Хусейна в Ираке была установлена система этноконфессионального представительства во власти. Избираемый парламентом президент представляет курдскую общину, спикер парламента всегда суннит, а премьер-министр — представитель шиитского большинства. До сих пор пост президента Ирака всегда занимал ставленник ПСК, за ДПК был негласно закреплен пост президента Иракского Курдистана.
На этот раз традиция могла быть нарушена. Обе влиятельные курдские партии выдвинули своих кандидатов на пост президента Ирака и не желали уступать. Но в итоге кандидатура Бархама Салеха устроила влиятельные арабские партии в большей степени, чем кандидатура его соперника. У первого за плечами огромный опыт работы в федеральных структурах, в том числе в качестве заместителя премьера и министра планирования. Фуад Хусейн же 12 лет возглавлял канцелярию первого президента Иракского Курдистана, лидера ДПК Масуда Барзани. В Багдаде господину Хусейну так и не простили проведения в прошлом году референдума о независимости региона.
Я буду президентом всего Ирака, а не какой-то отдельной группы или заинтересованных лиц»,— заявил Бархам Салех, принимая присягу.
Приоритет национальных интересов над этноконфессиональными и региональными стал одним из основных мотивов иракских парламентских выборов, прошедших в начале мая. Но как только голосование завершилось, страна чуть не вернулась к состоянию гражданской войны. Не прошло и года с момента, как независимость от Багдада пытался провозгласить Иракский Курдистан. А в этот раз запылал юг страны. Несколько месяцев в нефтеносной провинции Басра продолжались демонстрации против коррупции и бездействия властей, которые не смогли обеспечить регион питьевой водой и электричеством. Первый пик беспорядков пришелся на тот момент, когда в Ираке пытались пересмотреть итоги парламентских выборов. Результаты голосования на ряде участков были отменены.
Вторая волна беспорядков совпала с первыми заседаниями парламента, который все-таки смог собраться 3 сентября. Тогда стал очевиден конфликт между парламентскими блоками, сформированными вокруг двух списков—победителей выборов: «Реформы и восстановление» (в него вошли политические объединения во главе с шиитским имамом Муктадой ас-Садром и тогда еще действующим премьером Хайдером аль-Абади) и «Строительство» с партиями вице-президента и экс-премьера Нури аль-Малики и командира шиитского ополчения Хади аль-Амири. И те и другие претендовали на статус парламентского большинства, что позволяло им назначить своего премьера. Беспорядки в Басре показали, что отставка Хайдера аль-Абади неизбежна. В итоге оба блока остановили свой выбор на одной и той же кандидатуре, предотвратив конфликт внутри шиитской общины.
Сразу после принятия присяги Бархам Салех поручил сформировать новое правительство Адилю Абдель-Махди, занимавшему в разные годы посты министра нефти (2014–2016), финансов (2004–2006) и вице-президента Ирака (2005–2011).
На выполнение поручения у него есть месяц. Господин Абдель-Махди родился в 1942 году, был членом Коммунистической партии, в 1980-х годах примкнул к Высшему совету исламской революции Ирака (считается близким к Тегерану) и позднее руководил его филиалом на курдской территории. После свержения Саддама Хусейна вошел в состав переходного правительства, опекаемого США, и участвовал в подготовке проекта конституции страны. В силу опыта у него хорошие отношения с курдскими лидерами и практически всеми политическими кругами Ирака, так же как с Тегераном и Вашингтоном. «В Ираке после десятилетий войны все-таки начинает формироваться культура политического консенсуса. Сложно, но элиты учатся находить компромисс и при распределении должностей и ресурсов. Фактически это один из исключительных случаев в иракской истории неконфликтной передачи властных полномочий в стране»,— сказал “Ъ” программный координатор Российского совета по международным делам Руслан Мамедов.

Марианна Беленькая
"Коммерсантъ" от 03.10.2018

Фільтр
© 2009 АБВС (Академія Безпеки Відкритого Суспільства)