14 грудня 2018 14:52
На головну Контакт Про академію Новини Аналітичні матеріали Події академії Семінари, конференції Інформаційні ресурси Форум
Аналітичні матеріали
Злочин і торги навколо нього
22.11.2018

Ежегодно в мире при исполнении служебных обязанностей и от рук киллеров погибают десятки репортеров. Все такие случаи сопровождаются жестокостью и являются трагедией, но продолжительный глобальный резонанс — довольно редкий спутник убитого медийщика после смерти. В инциденте с Хашугджи сошлись сразу несколько мощных факторов, которые и предопределяют реакцию субъектов международной политики и возможные последствия этого преступления.
Первый фактор. Саудовский журналист был неординарной личностью. Он принадлежал к одной из самых влиятельных в Саудовской Аравии семей, которая была родом из Турции (с тур. языка "хашугджи" — ремесленник, изготовляющий ложки) и поселилась в Медине около 500 лет назад. Его дед Мухаммад был личным врачом основателя современной Саудовской Аравии короля Абдульазиза Аль Сауда, а дядя Аднан — известным торговцем оружием и одним из богатейших людей мира. Дядину яхту "Набиля" снимали в фильме о Бонде, а позже она даже принадлежала нынешнему президенту США Дональду Трампу. Сам Джамаль прославился своими интервью с лидером "Аль-Каиды" Усамой бин Ладеном, проведя с ним много времени в Афганистане. Учитывая этот факт, понятно, что у него были тесные связи с многолетним начальником Службы общей разведки КСА принцем Турки бин Фейсалом. К тому же, когда последний занимал должность посла в США, он был его спикером. С 2017 г. Джамаль жил в США, писал для Washington Post, критикуя политику саудовского руководства, в частности принца-преемника Мухаммада бин Сальмана.
Вторым фактором стало бессмысленное планирование и безответственное выполнение операции то ли по похищению журналиста, то ли по его ликвидации. Саудовцы оставили слишком много следов, разве что только не высадились с парашютами на территорию своего консульства в Стамбуле. Турция методически продолжает излагать обстоятельства гибели Хашугджи. Через турецкие СМИ раскрываются малейшие детали. Названы имена членов спецгруппы, показаны рентгеновские снимки их багажа со специальным медицинским оборудованием со ссылкой на запись, сделанную внутри консульства, обнародованы последние слова журналиста ("Я задыхаюсь... снимите этот пакет с моей головы") и детали убийства (семь минут душили, 15 минут пошло на расчленение тела, которое потом растворили в кислоте) и доклад руководителя группы о завершении операции. Через медиа Турция прозрачно намекает, что принц-преемник или кто-то из его окружения прямо связан с убийством. На официальном уровне турецкая позиция более сдержана. Эрдоган сказал, что аудиозаписи, сделанные турецкими спецслужбами, переданы США, Германии, Франции, Великобритании, Канаде и КСА. Он не раскрывал подробностей записей, подчеркнув, что Анкара терпеливо ожидает действий от Эр-Рияда.
А Эр-Рияд категорически настаивает на непричастности принца-преемника к этому тяжкому преступлению. Вместе с тем, к чести саудовского руководства, оно недолго отрицало факт убийства журналиста. Это означает, что имидж все же много значит для королевства и лично молодого наследника престола. Так что саудиты пытаются максимально спасти свое реноме, исходя из сложившихся обстоятельств. Они не стали брать пример с нашего северного соседа, который с болезненной настойчивостью на любом уровне отвергает и отрицает очевидные вещи. Не называют черное белым и не выдумывают "ихтамнетов". Саудовская прокуратура задержала всех 18 подозреваемых и проводит с ними следственные действия. Уволены с должностей заместитель руководителя Службы общей разведки Ахмад Асири, королевский советник Сауд аль-Кахтани и еще несколько высших офицеров саудовской разведки. Кроме того, 19 октября король издал указ №7422 о формировании министерской комиссии под председательством принца-преемника. Комиссия должна реорганизовать Службу общей разведки и доложить о результатах на протяжении месяца. Поэтому в ближайшее время можно ожидать официальных выводов и позиции Саудовской Аравии в деле Хашугджи.
Третьим и главным фактором резонанса стало то, что мощные мировые игроки не упустили шанс использовать убийство журналиста для давления на Саудовскую Аравию. Не секрет, что у КСА имеется большой нефтяной и финансовый ресурс, а также она играет ключевую роль в важных региональных процессах. Так что смерть Хашугджи для многих стала этаким подарком судьбы, и, бесспорно, она дорого будет стоить королевству. Каждый, имеющий хоть какой-то рычаг, будет давить на Эр-Рияд и требовать уступок. Этим и будут определяться возможные последствия кризиса, который мы сейчас наблюдаем вокруг королевства.
Решающим моментом для Саудовской Аравии станет позиция США. Отношения между стратегическими партнерами за последний год — на фоне начатой Трампом кампании с максимальной изоляции Ирана — приобрели особый динамизм. Вашингтон отводит Эр-Рияду важное место и в палестино-израильском урегулировании. Однако пока Конгресс призывает президента рассмотреть возможность ввести санкции против КСА, в частности относительно продажи оружия. А государственный департамент вместе с министерством финансов изучают возможность применить Глобальный акт Магнитского против виновных в нарушении прав человека.
Это почти идеальные условия для Трампа, чтобы повторить королю Саудовской Аравии свою недипломатичную фразу о том, что за возможность и дальше находиться на троне надо заплатить. Повторить и услышать в ответ от принца-преемника не слова "мы и так платим", а просто "да". Вероятно, что счета на оплату по согласованному в прошлом году оборонному контракту на 109,7 млрд долл. США уже подготовили, поскольку на сегодняшний день Эр-Рияд еще далек от выполнения определенного плана продаж. Не забудет Трамп и о нефти. Он уже на этой неделе "твитнул", чтобы Саудовская Аравия и ОПЕК не уменьшали добычу, поскольку цены должны быть значительно ниже.
Трамп ведет себя жестко, грозит суровыми последствиями в случае причастности саудовского руководства к убийству, однако не исключено, что это элемент торгов. Его нежелание применять санкционный механизм очевидно: он прямо говорит, что, в случае отказа США продавать оружие саудовцам, они купят его у Китая или России. Администрация Трампа активно контактирует с Саудовской Аравией и ищет варианты, чтобы не применять санкции и не ломать свою ближневосточную политику, прежде всего на иранском направлении. Без КСА комплекс мер по блокаде Ирана будет неполным, так как именно на королевство возлагалась задача не допустить дефицита нефти на рынке. Понимая этот нюанс, Тегеран несколько недель наблюдал и намекал на готовность поддержать своего отчаянного регионального врага. Позже, поняв позицию Белого дома, направленную на минимизацию влияния дела Хашугджи на отношения с КСА, Иран вернулся к обычной агрессивной риторике. Если ситуация изменится, то иранцы тоже проявят гибкость.
А ситуация может измениться только под влиянием Конгресса США. По-другому повлиять на позицию Трампа вряд ли возможно. В последнее время конгрессмены полностью были заняты промежуточными выборами. Но избирательный процесс завершился, и дело Хашугджи снова появится в повестке дня американских законодателей. Как упоминалось, еще 10 октября сенаторы (и демократы, и республиканцы) обратились в Белый дом по поводу применения Глобального акта Магнитского против правительства Саудовской Аравии за нарушение прав человека. На расследование и принятие мер у американской администрации есть четыре месяца. По словам государственного секретаря США Майка Помпео, установлены причастные к убийству лица, которым аннулировали визы и к которым применят другие ограничения. Он отметил, что работа по привлечению виновных к ответственности будет продолжаться, и подчеркнул, что стратегические интересы США относительно Саудовской Аравии остаются неизменными.
Если Трамп не применит акт Магнитского, то Конгресс может ввести прямые санкции, как это было в случае с Россией. Глава Белого дома тогда ничего не смог сделать. У Конгресса также есть 30 дней на рассмотрение и блокирование снабжения оружия в КСА. В прошлом году сенаторы уже пытались заблокировать передачу Эр-Рияду высокоточного оружия, но не смогли набрать достаточно голосов. Учитывая резонанс дела Хашугджи и угрожающую гуманитарную ситуацию в Йемене, сенаторы Крис Мёрфи (демократ) и Рэнд Пол (республиканец) точно попробуют повторно провести общую резолюцию. Удастся ли им на этот раз преодолеть вето президента, сказать трудно, однако шанс есть.
Если по снабжению оружия для нужд КСА убедить Трампа практически нереально, то по Йемену поле для маневра есть. Администрация Белого дома понимает, что нужно чем-то жертвовать. Но жертва не должна критично влиять на характер сотрудничества Вашингтона и Эр-Рияда. Просто так кризис не урегулировать. Масштаб огласки слишком большой. Недаром многие эксперты сходятся на том, что дело Хашугджи стало наибольшим вызовом для американо-саудовских отношений со времен террористической атаки 11 сентября 2001 г. Никакого нет сомнения, что администрация Трампа старается максимально защитить свои интересы в отношениях с ключевым партнером в Персидском заливе. Она действует осторожно, но Конгресс может проголосовать за прекращение поддержки действий Саудовской Аравии в Йемене, где, по данным ООН, в условиях боевых действий и массового голода складывается критическая ситуация для гражданского населения. Такой шаг положительно воспримут Европейский Союз и Великобритания, которые стремятся положить конец войне в Йемене. На этой неделе британский министр иностранных дел Джереми Хант посетил КСА, где его заверили, что виновные в убийстве вот-вот будут наказаны, а шансы провести мирные переговоры по Йемену вполне реальны.
Много говорится о причастности принца-преемника к преступлению и его наказании. Это маловероятный сценарий, поскольку шанс доказать вину принца Мухаммада бин Сальмана, если она вообще есть (полностью исключать, что его просто хотели подставить внутренние конкуренты, тоже нельзя), фантастически низок, а разрушать укрепленные стратегические отношения на основании домыслов никто не отважится. Катар и Турция в разгаре борьбы за региональное лидерство пытаются развернуть по возможности более широкий информационный фронт против Саудовской Аравии, однако это не будет иметь решающего значения для США. Мир много раз имел возможность убедиться, что политика Трампа реально опирается на лозунг America first. Американский национализм имеет место, и это нужно учитывать.

«Зеркало недели»

Фільтр
© 2009 АБВС (Академія Безпеки Відкритого Суспільства)