18 червня 2019 20:25
На головну Контакт Про академію Новини Аналітичні матеріали Події академії Семінари, конференції Інформаційні ресурси Форум
Аналітичні матеріали
Та, що вижила
18.12.2018

Политика, сумевшего удержать власть, несмотря на все вызовы. Лидера, устоявшего вопреки нападкам многочисленных противников. По крайней мере, последние пару недель работают именно на такой сценарий будущего. В тот момент, когда выход Великобритании из Европейского Союза без соглашения представляется самым вероятным развитием событий, когда выбирать приходится из "плохого" и "катастрофического", британский политический класс предпочел заняться внутренними разборками.
И дело тут не в том, что "коней на переправе не меняют". Давно стало очевидным, что у Мэй нет стратегии Брекзита, что она действовала и продолжает действовать исключительно тактически, реагируя на сегодняшние раздражители и игнорируя угрозы завтрашние, пусть даже последние серьезны и опасны. Беда в том, что у ее противников — и внутри Консервативной партии, и в оппозиции — тоже нет стратегии действий Великобритании в условиях выхода из ЕС.
События прошлой недели продемонстрировали эту проблему британской политики во всей ее красе.
Так, Тереза Мэй отменила назначенное ею самой голосование в Палате общин по соглашению с ЕС о Брекзите. Сам по себе этот ход объясним. Соглашение стране необходимо, выход без него обещает в экономике, социальной сфере, в отношениях с регионами многочисленные проблемы, которые справедливо будет охарактеризовать как катастрофические. А поддержки в парламенте соглашение не имеет: Мэй справедливо заметила, когда сообщала парламенту об отмене голосования, что соглашение было бы провалено с большим перевесом голосов.
Но именно это ее утверждение — ключ к пониманию тактики (и отсутствия стратегии) Мэй. Что очевидное большинство проголосует против — было ясно с самого начала. По разным, зачастую противоположным, причинам соглашение не поддерживают и союзники Мэй, и ее противники. Однако премьер, вопреки очевидному, сперва поставила соглашение на голосование, а затем отменила голосование лишь в последний момент. Да, так обычно и действуют в повседневной парламентской рутине, торгуясь по мелким политическим вопросам до последнего, улучшая свою позицию и ослабляя позицию оппонента на считанные миллиметры.
Вот только соглашение по Брекзиту — не рутина. Это важнейший для Великобритании документ за несколько последних десятилетий. Если бы Мэй руководствовалась интересами страны, она вообще не рисковала бы соглашением до того момента, пока не добилась хотя бы зыбкого преимущества в парламенте, не ставила бы его на голосование, не убедившись в реальности получения поддержки депутатов. На практике же премьер поставила судьбоносное соглашение на кон политической игры, надеясь, что депутаты, напуганные перспективами выхода без соглашения, предпочтут меньшее из зол. Оказалось, что парламентарии предпочитают собственные тактические интересы. И в этом они неотличимы от премьер-министра.
Главная стратегическая задача, стоящая сейчас перед британским правительством, очевидна. И очевидна давно. Камнем преткновения для большинства оппонентов соглашения остается "ирландский вопрос". В нем собраны воедино и интересы Британии, и собственные интересы ключевых политических игроков. Для страны важно сохранить как минимум зону свободной торговли с ЕС, и ирландская граница является ключевым пунктом для урегулирования связанных с этим правовых и политических аспектов. Для сторонников выхода главным является вопрос о суверенитете, который не решить, если этот самый суверенитет не будет в полной мере распространен на Северную Ирландию. Для противников Брекзита основным является сохранение единого социального пространства с Евросоюзом, и прозрачная граница с Ирландией — мерило успеха их предприятия. В том виде, в каком "ирландский вопрос" определен в соглашении сегодня, не устраивает в Великобритании почти никого.
Стратегическая позиция правительства однозначно должна предполагать, что голосование в парламент возможно лишь когда будут четко определены перспективы решения вопроса об ирландской границе. Но Мэй ограничилась лишь заявлением о твердой готовности добиться пересмотра соответствующих пунктов соглашения. Но всю неделю, предшествующую запланированному на 11 декабря голосованию в Палате общин, со стороны ЕС звучали заявления, отметающие саму возможность изменить что-либо в соглашении — в том числе и по "ирландскому вопросу". В этом Мэй убедилась во время экспресс-турне по Европе накануне запланированного голосования: о том, что новых переговоров и изменения статей соглашения не будет, говорили председатель Европейского совета Дональд Туск и глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, канцлер Германии Ангела Меркель и голландский премьер Марк Рютте. Едва ли на таком информационном фоне депутаты британского парламента были склонны верить Мэй на слово.
Несмотря на провал в главном деле правительства — достижении соглашения с ЕС, — сторонники Мэй представляют ее сегодня в образе победителя. Все дело в проваленном вотуме недоверия, который пытались объявить премьеру ее противники в Консервативной партии. Легко собрав необходимые для проведения голосования по вотуму 48 голосов членов фракции в Палате общин, в итоге они смогли заручиться поддержкой лишь 117 депутатов-консерваторов. За премьера свои голоса отдали 200 членов фракции. Теперь Мэй на год защищена от попыток сместить ее с поста лидера партии. (Правила Консервативной партии таковы, что повторный вотум недоверия можно попытаться объявить не раньше чем через 12 месяцев.)
При том, что недоверие лидеру высказывали в связи с Брекзитом, оппоненты премьера так и не раскрыли свою точку зрения на стратегию выхода из Евросоюза. Ни один из главных претендентов на пост лидера партии — ни Борис Джонсон, ни Эмбер Радд, ни Саджид Джавид, ни Доминик Рааб — не поделились в последние дни своим взглядом на то, как можно добиться уступок со стороны ЕС, как можно изменить соглашение. А равно не рассказали и о том, как будут выходить из кризиса, если Великобритания выйдет из ЕС без соглашения. А ведь если бы Мэй проиграла, один из них встал бы во главе страны и повел Британию дальше по пути Брекзита. Но оппоненты противопоставили отсутствию стратегии у премьера лишь такое же отсутствие собственной стратегии.
Исход голосования по вотуму недоверия был решен после встречи Мэй с "заднескамеечниками", обычно послушными статистами парламентской фракции консерваторов, которые в моменты кризиса становятся грозной, нередко определяющей силой. Главные страхи последних связаны с парламентскими выборами, точнее, с угрозой провала консерваторов. На досрочных выборах в прошлом году фракция уже заметно уменьшилась в размерах, и это явно не предел — учитывая "успехи" правительства. Многие в партии считают, что если во главе консерваторов останется Мэй, они обречены на поражение. Дабы успокоить страхи однопартийцев и заручится их поддержкой при голосовании по вотуму недоверия, Мэй заявила, что готова уйти с поста лидера партии до выборов 2022 г.
То, что она не назвала точных сроков своей отставки и вообще употребила (по свидетельству нескольких участников встречи) оборот "не имею намерения оставаться лидером" (а намерения политиков, как известно, меняются довольно часто), обеспокоило "заднескамеечников". Но не так сильно, как перспектива остаться без депутатских мандатов в случае досрочных выборов. А для не имеющей большинства в парламенте фракции (правительство Мэй — правительство меньшинства) отставка премьера вполне может оказаться шагом к падению кабинета и роспуску парламента. Что характерно, встреча, на которой в деталях рассуждали об электоральных перспективах консерваторов, обошлась почти без обсуждения Брекзита: в обращении Мэй к однопартийцам этому, разумеется, было уделено внимание, но вот последовавшая за тем дискуссия пошла в совершенно ином русле.
Отчего опасность роспуска парламента и досрочных выборов не пугает консерваторов сейчас, когда Мэй на "европейском фронте" терпит неудачу за неудачей, а достигнутое ею соглашение не устраивает большинство парламентариев? Причина та же, что позволила Мэй сохранить лидерство в Консервативной партии: у оппонентов нет четкой стратегии Брекзита, и потому они не торопятся брать на себя всю ответственность за руководство страной в столь сложный момент.
Вопрос о вотуме недоверия правительству (что может привести к роспуску парламента и новым выборам) активно обсуждается оппозицией с момента, когда Мэй заключила соглашение с ЕС. Лейбористы, крупнейшая оппозиционная фракция, даже заявляли, что планируют увязать вотум недоверия кабинету Мэй с провалом голосования по соглашению с ЕС. Но на самом деле позиция лейбористов не так однозначна. О намерении перехватить власть у консерваторов, чтобы возглавить переговоры с ЕС и повести страну к "правильному Брекзиту", они говорят давно. Да только и переговоры уже завершились, и до даты выхода осталось совсем ничего, а ни одного практического шага для обещанного "перехвата власти" сделано не было. Джереми Корбин, лидер лейбористов, повторяет один и тот же тезис: "лейбористы поставят на голосование вотум недоверия тогда, когда будут уверены в победе".
Но абсолютной гарантии в этом вопросе никто не даст. Среди консерваторов у Мэй много противников, но они не хотят терять власть и не хотят досрочных выборов, которые, по всем опросам, сегодня консерваторы проиграют. А союзник консерваторов в парламенте, североирландская Демократическая юнионисткая партия, пока сохраняет верность соглашению и обещает голосовать в пользу кабинета, если оппозиция попытается объявить вотум недоверия. При таком раскладе ни о какой "уверенности в победе" речь не идет. Но был момент, когда монолит парламентской коалиции консерваторов и юнионистов треснул — сразу после заключения соглашения с ЕС лидер юнионистов Арлин Фостер отзывалась о документе очень жестко и угрожала выйти из соглашения с консерваторами, если "ирландский вопрос" будет решен так, как записано в соглашении. Это был момент, когда можно было склонить чашу весов на свою сторону. Но лейбористы не вели с юнионистами консультации, не обещали им добиваться лучшего решения вопроса об ирландской границе в случае своей победы. Создается впечатление, что лейбористы не так уж стремятся перехватить у консерваторов власть и предпочитают оставить все "шишки" Брекзита своим оппонентам.
Пассивная позиция лейбористов в нынешнем кризисе привела к серьезным трениям с другими оппозиционными партиями. Шотландская национальная партия, имеющая третью по величине фракцию в парламенте, не добившись от лейбористов согласия поставить вотум недоверия правительству на голосование в Палате общин, обвинила коллег по оппозиции в неспособности взять на себя ответственность за судьбы Великобритании. Лейбористы не остались в долгу и обвинили Шотландскую национальную партию в том, что те преследуют лишь партийные интересы: они хотят досрочных выборов сейчас, поскольку в Шотландии их теснят лейбористы, и к 2022 г. шансов попасть в британский парламент у этой региональной партии уже не останется.
Доля правды в этих обвинениях точно есть: и Шотландская национальная партия, и другие малые оппозиционные фракции слишком тесно увязывают политику Брекзита со своими партийными целями — в ущерб первой, чаще всего. Созданная шотландцами совместно с фракцией зеленых, Либерально-демократической партии и Партией Уэльса группа "Голос народа" выступает за предотвращение "жесткого" Брекзита или выхода из ЕС без соглашения. Но внутри группы нет единства по вопросу о новом референдуме (категорически за него выступают лишь либеральные демократы), по единому с ЕС социальному пространству (валлийцы не поддерживают эту идею), по единству страны (либеральные демократы в целом против дальнейшего расширения прав автономий, тогда как шотландцы в последние недели все чаще говорят о новом референдуме о независимости в случае Брекзита без соглашения).
В итоге ни о какой общей стратегии выхода из ЕС у этой группы тоже речь не идет. Она больше походит на ситуативное партнерство малых фракций с целью получить больше внимания со стороны СМИ. Есть вероятность, что решение Суда ЕС о возможности для Британии в одностороннем порядке остановить процедуру выхода изменит ситуацию: теперь новый референдум может иметь огромное значение, и все партии, не желающие разрыва с ЕС, могут объединиться вокруг этой идеи. Вот только времени для действий слишком мало: 29 марта 2019 г. остается неизменной датой выхода Великобритании из ЕС.
Порой кажется, что британский политический класс в заботах о будущих выборах забыл о главной задаче: выйти из тяжелейшего политического кризиса, спровоцированного Брекзитом. Победа Мэй в открытом столкновении с противниками в партии и в заочном противостоянии с оппозицией совершенно ничего не меняет в позициях сторон по соглашению о Брекзите. Несмотря на фактический вотум доверия премьеру, ее соглашение все равно не поддерживает большинство Палаты общин. Несмотря на яростные схватки на британской политической арене, минувшие дни не решили ни одну проблему Брекзита. И потому более вероятно, что десятилетия спустя сегодняшних британских политиков будут вспоминать не как триумфаторов в политической борьбе, а как неудачников, проваливших возложенные на них историей задачи. Напоминая нам, что успех политика имеет смысл лишь тогда, когда обеспечивает успех страны.

«Зеркало недели»

Фільтр
© 2009 АБВС (Академія Безпеки Відкритого Суспільства)