20 березня 2019 12:17
На головну Контакт Про академію Новини Аналітичні матеріали Події академії Семінари, конференції Інформаційні ресурси Форум
Аналітичні матеріали
Постамериканський Афганістан
27.02.2019

15 февраля руководитель Центрального командования вооруженных сил США генерал Джозеф Вотел сообщил журналистам, что более тысячи военнослужащих покинут страну. Станет ли это первой ласточкой в процессе окончательного вывода войск и завершения самой длительной войны в американской истории?
В Вашингтоне давно обсуждают свертывание афганской кампании. Пути к решению проблемы активно искала предыдущая администрация — Барака Обамы. Сегодня Дональд Трамп продолжает двигаться в том же направлении. В декабре 2018 года президент заявил о решении в ближайшее время вдвое сократить американский контингент в Афганистане, насчитывающий ныне около 14 тысяч человек. Пока неизвестно, будет ли оно выполнено, ведь заявление президента вызвало неоднозначную реакцию даже среди команды и сторонников Трампа. Впрочем, как бы ситуация ни развивалась, сегодня понятно, что США теряют интерес к афганскому конфликту, который дорого стоит и мало дает государству. Перспектива постамериканского Афганистана — неминуема, и она приближается. Вопрос только в том, каким он будет.
К величайшему сожалению, развитие событий свидетельствует, что от этой страны не следует ожидать стабильности. Разговоры о выводе американских войск активизировались в условиях чрезвычайно сложной ситуации в Афганистане. Несмотря на все усилия США и их союзников, в течение последних лет конфликт в этом центральноазиатском государстве лишь обостряется, а враг — террористическое движение Талибан — восстанавливает и усиливает свои позиции. Казалось, молниеносная победа, добытая на первом этапе американской военной операции в Афганистане, подорвала возможности талибов к сопротивлению, — ведь ее реализовали ограниченными силами, освободив большинство территорий государства в течение нескольких недель. К сожалению, этого оказалось мало, чтобы завершить конфликт. Исламисты обратились к тактике асимметричной войны, в которой достигли немалых успехов. Параллельно они усиливали свой потенциал и готовились к новому раунду борьбы. Перенесение фокуса американского внимания на события в Ираке, слабость новых государственных учреждений и политических лидеров Афганистана образовали определенный вакуум, позволивший боевикам восстановиться после поражения. Со временем они сполна воспользовались возможностями, предоставленными постепенным свертыванием операции НАТО в регионе и переориентацией основных усилий Соединенных Штатов на борьбу с ИГИЛ на Ближнем Востоке. После окончательной передачи ответственности за безопасность страны афганским национальным вооруженным силам террористы активизировали свою деятельность.
Фактически с 2015 года начался новый этап конфликта, характеризующийся победами талибов. Боевики ведут полномасштабную войну против Кабула, удачно объединяя тактику партизанской войны с точечными терактами. Это приносит им успехи: площадь контролируемых Талибаном территорий сегодня самая большая с 2001 года. Масштабы боевых действий демонстрируют потери афганских структур безопасности. За последние четыре года они составляли свыше 28,5 тысячи служащих только убитыми. В стране ежемесячно проходят масштабные атаки, направленные против органов государственной власти и воинских подразделений афганской армии. В этом году уже произошла серия кровавых нападений. Например, в начале января вследствие скоординированных атак на армейские блокпосты в провинциях Баглан, Багдис, Кундуз и Тахар погибло свыше 30 военнослужащих. 14 января в центре Кабула прогремел взрыв, унесший жизнь четырех человек. Вследствие теракта 90 жителей города получили ранения. 21 января боевики напали на военную базу около столицы государства, где проходили подготовку работники разведывательной службы Афганистана. Хотя правительство заявило о потере из-за атаки 12 служащих, местные источники сообщают о десятках погибших. Антитеррористические операции афганской армии приводят к значительным потерям среди боевиков, — но до сих пор они не решили проблему. И к тому же от их действий страдают местные жители. Так, в начале февраля 2019 года 21 человек погиб в провинции Гильменд вследствие авиаударов, направленных против боевиков. Инцидент вызвал массовые протесты и возмутил местную власть, которая призвала Кабул остановить кровопролитие.
В этой ситуации инициатива Трампа о выводе части американского контингента может иметь далеко идущие негативные последствия. Афганская власть демонстрирует спокойствие по этому поводу: президент Ашраф Гани уже заявил, что это не повлияет на ситуацию безопасности в стране. Впрочем, такая уверенность — скорее, игра на публику. Кабул понимает, что не может повлиять на решение Вашингтона, и пытается сохранить лицо. В то же время его возможности противодействовать боевикам ослабнут. Например, бывший пресс-секретар министерства обороны Захир Азими утверждает, что это ставит под угрозу эффективность ночных операций афганских вооруженных сил. Афганская армия зависит от американской авиационной поддержки, масштабы которой могут уменьшиться. Кроме того, в случае свертывания американской операции можно ожидать и уменьшения финансовой поддержки, предоставляемой афганскому правительству. Именно она фактически наполняет военный бюджет государства, поэтому уменьшение указанных поступлений существенным образом подорвет обороноспособность страны. Потенциал и возможности центральной власти влиять на ситуацию окажутся под угрозой. Это может привести к дальнейшей децентрализации страны и усилению местных лидеров, которые сделают конфликт еще более непредвиденным и опасным.
Вместе с тем свертывание американского присутствия в Афганистане воспринимается террористами как победа, ведь оно происходит на фоне их успехов. Это может подтолкнуть их к усилению военного давления на Кабул и к эскалации конфликта. Более того, это негативно отобразится на глобальной среде безопасности, вдохновляя других экстремистов на активизацию борьбы. Масштабный теракт 14 февраля 2019 г. в Кашмире, забравший жизнь 40 индийских полицейских, демонстрирует такую опасность: в обнародованном обращении террорист-смертник прямо говорит, что достижения талибов становятся образцом для джихадистов во всем мире.
Кроме сугубо военного аспекта, уменьшение численности американского контингента в Афганистане влияет на геополитическую ситуацию в Центральной Азии. Американские войска являются залогом влияния Вашингтона на события в регионе. Их постепенный вывод деморализует американских союзников и вдохновит оппонентов на борьбу. Еще одним следствием станет свертывание присутствия других западных игроков на афганской территории, ведь именно американская защита удерживала их в этом пространстве. Это, в свою очередь, окончательно остановит процессы модернизации и демократизации страны, сведя на нет усилия последних лет.
Инициатива Белого дома перенести решение афганского конфликта за стол переговоров также оказывается под угрозой. Ради этого спецпредставитель США по вопросам Афганистана Залмай Халилзад в течение последних месяцев неоднократно встречался с талибами в Катаре, пытаясь найти приемлемый компромисс для деэскалации ситуации. Впрочем, едва ли его переговорные позиции будут сильными, если за ними не будет стоять американская военная мощь. Вместе с тем ее вывод из Афганистана создаст в регионе вакуум, которым сразу же воспользуются конкуренты Вашингтона.
Чрезвычайно большое значение события в Афганистане имеют для России. Близость горячей точки к территориям, которые Кремль считает своей традиционной зоной интересов, привлекает к ней внимание россиян. Кроме того, афганская политика РФ становится элементом глобального американо-российского противостояния: Москва не теряет ни единого шанса бросить вызов гегемонии Соединенных Штатов в разных регионах мира. Она активизировала свои усилия на афганском направлении, пытаясь выступить медиатором мирного процесса. В последние месяцы в российской столице произошла серия встреч и конференций, организованных при поддержке министерства иностранных дел РФ. С самого начала в них принимает участие делегация талибов. На первом этапе Кабул воздерживался командировать на такие переговоры официальных делегатов, ограничиваясь представителями негосударственного сектора, которые должны были разведать обстановку. Впрочем, на очередной конференции, состоявшейся в российской столице 5–6 февраля 2019 года, представительство афганской политической элиты было уже мощнее. В мероприятии принял участие первый президент Афганистана Хамид Карзай, что подчеркивает его высокий уровень. Кремль стремится регионализировать решение афганской проблемы. К переговорному процессу в Москве привлекаются представители Ирана, Китая, Пакистана, Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана — стран, для которых актуальность вопроса определяется прежде всего географическим положением. Месседж такого формата очевиден: несмотря на дипломатические комплименты американской стороне за ее усилия в деэскалации конфликта, Россия дает понять, что настоящее решение может быть найдено только при участии местных игроков. В ее интересах — вытолкнуть заокеанского гегемона за пределы "ринга". Посол РФ в Афганистане Замир Кабулов даже заявляет, что его страна готова выступить посредником между США и Талибаном при решении вопроса вывода из Афганистана американских войск.
Как бы ни развивалась ситуация, понятно одно: перспектива мира в Афганистане в ближайшем будущем остается недосягаемой. Талибан находится на подъеме, распространяя свою экстремистскую идеологию. Власть в Кабуле не способна защитить безопасность и благосостояние своих граждан. Международное сообщество не желает тратить чрезмерные усилия на помощь Афганистану, а соседние страны имеют свои интересы в афганском вопросе. Самая длинная война в американской истории действительно может завершиться в ближайшее время. Впрочем, это не будет означать мир на афганской земле, которая останется ареной жестокого гражданского конфликта.

«Зеркало недели»

Фільтр
© 2009 АБВС (Академія Безпеки Відкритого Суспільства)