18 червня 2019 20:24
На головну Контакт Про академію Новини Аналітичні матеріали Події академії Семінари, конференції Інформаційні ресурси Форум
Аналітичні матеріали
Пітьма перед світанком?
03.06.2019

Отставка Терезы Мэй — знаковое событие. Неполные три года, минувшие со времени референдума о выходе Великобритании из Евросоюза, наверняка показались британцам вечностью: постоянно растущий ком проблем и неспособность политического класса страны их решить способны ввергнуть в уныние кого угодно.
И всю эту вечность во главе правительства оставалась Мэй. Бессменная ведущая постоянного кризиса, она уже успела так срастись в общественном сознании с Брекзитом, что стала неотделима от него. Мэй была премьером Брекзита, но теперь у Брекзита появится новое имя.
Разумеется, это не конец эпохи. Имя у этой эпохи — Брекзит, а он далек от завершения. К тому же в ближайшие недели британской политике будет даже не до сути процедуры выхода страны из ЕС. Сперва состоится формальная отставка нынешнего лидера тори, и после этого весь июнь парламентские консерваторы потратят на приведение списка кандидатов в окончательный, приемлемый для голосования, вид. Ведь желающих встать у руля слишком много. Есть уже 11 кандидатов, официально заявивших о своих амбициях, еще четверо намереваются сделать это в скором времени. И даже такой внушительный список, скорее всего, не будет окончательным. Нового премьера страна получит к середине лета, и кто бы ни выиграл, начинать придется оттуда же, где сложила свои полномочия Мэй.
И все же, сегодня шансы на успешное завершение кризиса для Великобритании стали несколько выше. Отставка Мэй — важное, но не единственное обстоятельство, дающее такую надежду. Сразу несколько факторов сложились в позитивную для британцев картину: много говорилось о том, что выходом из непростой ситуации может стать новый референдум, и сейчас шансы на его проведение велики как никогда.
Начать следует с ситуации в правящей партии. Среди тех, кто может стать преемником Мэй, есть сторонники самых разных взглядов — от выхода без соглашения до новых договоренностей с ЕС, которые сохранят часть тесных связей с континентом. Лидером в борьбе за власть, которая уже развернулась вовсю, считается Борис Джонсон, бывший министр иностранных дел в кабинете Мэй, ее конкурент в борьбе за власть в 2016 г. и фронтмен евроскептиков в Консервативной партии. Да и среди других фаворитов большая часть придерживается схожих взглядов.
Но это не означает автоматическую победу для Джонсона или кого-то еще из сторонников "жесткого" Брекзита. Если проанализировать результаты голосований консерваторов за последние полгода — по вотуму доверия Мэй в декабре прошлого года, а также по ее плану выхода из ЕС, — вырисовывается интересная картина. За премьера раз за разом голосовали около двухсот депутатов-консерваторов, практически две трети фракции. В это число входили не только лоялисты премьера. Этих центристов объединяют два момента, которые и делали их сторонниками Мэй: они готовы идти на уступки для выхода из кризиса, и они не хотят полного разрыва с ЕС. Организационно эта часть партии выглядит более рыхло, чем радикальные евроскептики, да и харизматичных лидеров им не хватает. Но для победы на выборах лидера партии их поддержки хватит — фактически тому, кто сможет продолжить курс Мэй.
Поддержит ли будущий лидер-центрист проведение нового референдума? Не обязательно. Но точно не станет биться против него, как это сделает любой из сторонников "жесткого" Брекзита. Кроме того, часть центристов-консерваторов открыто выступают за референдум, свидетельством тому — созданная еще в январе группа "Право голоса", возглавляемая Филиппом Ли. Еще более значимым сигналом стала финансовая поддержка группы со стороны части крупных доноров тори. В пользу референдума высказался ряд видных консерваторов: Джастина Грининг, бывший министр по дедам женщин и равным возможностям, еще один бывший член правительства Джозеф Джонсон, брат Бориса Джонсона.
Очевидно, что если будущий премьер будет опираться на центристов, в среде которых усиливаются настроения в пользу нового референдума, он изначально будет учитывать подобный вариант, а не станет категорически отвергать его, как это делала Мэй. К тому же от смены лидера едва ли принципиально поменяется точка зрения депутатов на суть соглашения о выходе. Евросоюз также вряд ли согласится пересматривать давно согласованный текст. А если добиться согласия на новое соглашение в парламенте не выйдет, референдум останется для такого премьера единственным рациональным выходом из ситуации.
Пожалуй, наконец определился со своей позицией по новому референдуму и лидер лейбористов, главной оппозиционной партии и второй по величине фракции в парламенте, Джереми Корбин. Собственно, определиться его вынудили однопартийцы. Еще в начале мая шесть десятков депутатов-лейбористов фактически поставили ультиматум своему лидеру, потребовав сделать все необходимое для проведения нового референдума и угрожая в противном случае инициировать голосование по вотуму доверия Корбину. Последней каплей для лейбористов стали результаты выборов в Европарламент, на которых партия потеряла 10 мест — половину от результата пятилетней давности. И эксперты, и сами лейбористы связывают поражение с отсутствием четкой позиции по референдуму. Проведенный сразу после оглашения результатов выборов опрос показал, что за референдум выступает 85% членов партии и ее сторонников.
Сам Корбин постарался сохранить для себя максимальную свободу маневра, заявив, что считает необходимым дать людям возможность высказаться — посредством референдума или новых всеобщих выборов. Нежелание Корбина занять четкую и окончательную позицию можно понять: хотя в 2016 г. большая часть партии выступала против выхода из Евросоюза, среди ее избирателей было немало британцев, голосовавших за Брекзит. Как метко заметил один из лидеров лейбористов Айан Лавери, "невозможно выиграть выборы, если борешься лишь за большую часть 48%", намекая на число противников Брекзита. Однако сегодня сложилась ситуация, когда едва ли не единственным путем добиться главных целей партии в Брекзите — не допустить выход из Евросоюза без соглашения и сохранить экономические связи с континентом — можно лишь прибегнув к повторному волеизъявлению британцев. Лидер лейбористов уже выразил готовность к диалогу с центристами-консерваторами, чтобы не допустить прихода к власти сторонников "жесткого" Брекзита.
Премьер из центристов-консерваторов может решиться вынести на рассмотрение парламента вопрос о повторном референдуме. А совместных усилий двух сотен консерваторов и фракции лейбористов должно хватить для принятия позитивного решения по новому голосованию. Почему сценарий, за последние три года не раз отвергнутый британским политическим классом, сегодня стал возможным? Ответ на этот вопрос лежит там же, где и причины прошлого противодействия референдуму, — в борьбе за власть. Раньше идея повторного референдума чаще всего рассматривалась как попытка подвергнуть сомнению демократическое волеизъявление британцев. В стране с давними демократическими традициями такой шаг со стороны любой политической силы и впрямь не способствовал радужным электоральным перспективам.
К тому же до недавнего времени новое голосование воспринималось как действие исключительно в интересах противников выхода. Ведь сторонники Брекзита получили свое и теперь были заинтересованы сохранить результат неизменным. В такой ситуации безоглядно выступать за новый референдум могли себе позволить лишь либеральные демократы: ведь их электорат почти в полном составе проголосовал против Брекзита. Остальные партии должны были учитывать, что их избиратели разделились в своих пристрастиях.
Но неспособность британских политиков на протяжении трех лет обеспечить хоть какое-то решение проблемы Брекзита изменило мнение британцев. Все больше людей не доверяют правительству и парламенту, все больше людей хотят взять судьбу страны в свои руки. Последние опросы показывают, что за новый референдум выступает почти 60% британцев. Не все они собираются проголосовать за европейскую интеграцию, но все считают, что коль скоро политики не сделали свою работу, сделать ее за них должны сами британцы.
В этом плане важным этапом формирования общественного консенсуса по новому референдуму стали майские выборы в Европарламент. Выборов, которых в Британии вообще не должно было быть — если бы все пошло по плану, страна покинула бы Евросоюз еще в марте. Говоря об их результатах, чаще всего обращают внимание на оглушительный успех Партии Брекзита, нового политического проекта Найджела Фараджа. Созданная накануне выборов партия с ходу взяла 29 депутатских мест.
Но пять лет назад на британском политическом небосклоне почти также ярко сияла звезда Партии независимости Великобритании. И во главе ее тогда стоял все тот же Фарадж, один из наиболее заметных сторонников выхода из ЕС. В 2014 г. партия Фараджа получила в Европарламенте 24 места, в этом году — ни одного. Так что действительный прирост радикальных евроскептиков составил лишь 5 мест. В то же время у консерваторов пять лет назад в парламент ЕС попали 19 депутатов против 4 в этом году. А ведь консервативная партия ассоциируется с евроскептическими взглядами не меньше, чем проекты Фараджа и им подобные политические инициативы.
Куда важнее стали провальные совокупные результаты двух ведущих партий страны, партий, которые неизменно возглавляют правительство и олицетворяют государственную власть. И Консервативная партия, и Лейбористская выборы в Европарламент провалили, потеряв на двоих 25 мест. Лишь малая часть этих мандатов досталась партии Брекзита. За счет политических тяжеловесов расширили свое представительство либеральные демократы, зеленые, шотландские националисты. Эти три партии объединяет четкая позиция в поддержку нового референдума с того момента, как стало ясно, что политика выхода из Евросоюза зашла в тупик. Консерваторы и лейбористы проиграли из-за неспособности выйти из кризиса самостоятельно и из-за упорного нежелания дать людям повторный шанс высказаться по Брекзиту. И консерваторы, и лейбористы теперь ясно видят, что много потеряют и на общенациональных выборах, если не услышат мнение британцев.
Референдум, безусловно, не станет панацеей. Но он дает неплохие шансы на успех. Референдум может повторить вопросы трехлетней давности, и сегодня есть вероятность, что британцы изменять свое мнение. На референдум может быть вынесен и план выхода страны из ЕС, и тогда он придаст необходимую легитимность такому соглашению. В любом случае возникшая сейчас возможность провести новый референдум — первая за долгое время реальная надежда на выход из тупика.

«Зеркало недели»

Фільтр
© 2009 АБВС (Академія Безпеки Відкритого Суспільства)