03 грудня 2021 15:55
На головну Контакт Про академію Новини Аналітичні матеріали Події академії Семінари, конференції Інформаційні ресурси Форум
Аналітичні матеріали
ISAF: українці в Афганістані
11.05.2011

Литовский контингент принимает участие в операции Международных сил содействия безопасности (ISAF) в Исламской республике Афганистан  уже несколько лет. Зона ответственности – Провинция Гор. Вместе с литовцами  служат и украинские миротворцы – военные врачи. Хотя их не много, добрых дел они совершили немало. Местность, где расположена военная база, удручает своею бедностью. Там  нет дивных оазисов, как и вообще «выдающейся» растительности. Там вообще ничего нет, кроме угрюмых склонов суровых гор. Редкие параболические антенны спутникового телевидения на крышах кишлаков напоминают хоть о каких-то признаках цивилизации в здешних местах. На календаре у местных жителей конец 14-го века, и многое вокруг, их быт и устрой жизни, соответствует этому времени по европейскому летоисчислению.

У каждого своя ноша

Местные жители городка Чакчаран провинции Гор, рядом с которым  дислоцируется литовский контингент, живут в каменных трущобах. Но даже в крепкий мороз на улице можно встретить афганского мальчишку, резво бегущего по снегу в резиновых сапогах  на босу ногу. «Как они не болеют простудой, просто загадка!» - удивлялся на первых порах старший ординатор клиники анестезиологии и реанимации Главного военного клинического медицинского центра, подполковник медицинской службы Сергей Мороз, - «Видимо естественный отбор сделал свое дело…». Но позже ему пришлось столкнуться с таким  «букетом» инфекционных заболеваний, о которых приходилось читать только в медицинских учебниках.  

В палатке медперсонала литовского миротворческого батальона всегда порядок. Каждая вещь на своем месте. Все миротворцы знают: главные здесь - украинские врачи.  Их «тревожные» рюкзаки, размерами с альпинистские, туго набиты медицинским оборудованием. У хирурга своя ноша, у анестезиолога своя.

Военная база миротворческого контингента литовского батальона, в свое время построенная американцами, по размерам довольно скромная. Хотя до Чакчарана всего пару километров, миротворцы в этой провинции несут службу практически «один на один» с суровыми климатическими условиями и опасностью, затаившейся в горах – группами боевиков. Редко, но по базе все же стреляют. Быстрой помощи ждать неоткуда – ближайшие силы коалиции расположены в Герате и Кабуле. Охрана внешнего периметра на совести союзников - афганских полицейских. Но на них надежды мало. Хорошо, что половину периметра базы занимают неразминированные минные поля предыдущей войны – ни свои, ни чужие не сунутся. Вот и несут службу на вышках литовские миротворцы сутки через двое, охраняя внутренний периметр базы, пристально всматриваясь в молчание гор.        

Помоги, чужеземец!

Выезжая на дальние расстояния для встречи со старейшинами, командир без подарков не едет. Старейшины принимают все – будь-то пару мешков муки, фонарики, одеяла и т.д. Без подарков ты чужак, «неверный». С подарками – вроде как свой.

О перемещениях групп боевиков известно всегда заранее: результат методично проводимой работы с местным населением и хорошо налаженной агентурной сети. Но, опасаясь обстрела на дальних выездах, в состав группы всегда входит медперсонал. В горах может случиться всякое.

Задачи батальона простые и в то же время сложные. Сформулированы они как поддержка реконструкции и развития провинции, гуманитарных акций, обучение местной полиции, осуществление разведки. Вот и приходится командиру литовского батальона «крутиться» - заводить и поддерживать дружеские отношение с местными жителями и старейшинами, от которых, порой, во многом зависит безопасность вверенного ему контингента.

Местное население в основной своей массе живет бедно и очень радуется любым подаркам. Им хоть что-то, хоть бутылку воды, но дай. Часто презенты тут же оказываются на прилавке. Не дашь – значит, ты чужак, плохой человек, и к тебе изначально настроены враждебно.  Аналогично устроены мозги и у местных старейшин – дай что-нибудь, помогай чем-нибудь, иначе, какая от тебя польза?

- Вы к нам часто приезжаете, но ничего не привозите, - как-то раз  неожиданно сказал старейшина одного из сел. - Если ничего не будете нам давать, то мы начнем в вас стрелять. У нас здесь свой талибан. 

 

Выручил медперсонал, оказав медицинскую помощь некоторым местным жителям. В общем, напряженную ситуацию удалось заземлить.

В каримэке без света и тепла

Весь состав литовского контингента - 400 человек  (из военных - литовцы, датчане, американцы, а также представители гражданских организаций многих стан)  размещается в каримэках – довольно хорошо оборудованные пластиковые домики-бараки. Жить в них довольно комфортно, пока есть тепло.   

- Однажды в разгар холодов и лютых морозов сломался главный генератор, - рассказывает подполковник Сергей Мороз. -  Контингент на неделю остался без света, воды  и отопления при минус сорока! От бензиновых генераторов в таких условиях толку мало -  тепла удалось нагнать до 8 градусов.

 

В операционной температуру подняли до минус 4С – это был максимум. При такой низкой температуре отказ медаппаратуры был весьма вероятен. Но все обошлось.    

Тотальный карантин

- Нас было 9 человек вместе с парамедиком и водителем. Для проведении операций задействовались все. Нехватку персонала ощутили в апреле прошлого года, столкнувшись с масштабной эпидемией дизентерии. Тогда слегло треть миротворческого контингента. Лазарет трещал по швам. Людей размешали в зависимости от тяжести отравления. 20-30 бойцов с самой тяжелой формой заболевания разместили в лазарете и дополнительно развернутой палатке. Тех, у кого оказался иммунитет покрепче, и тех, кто уже шел на поправку, пришлось расположить в также переполненных казармах, - вспоминает подполковник Сергей Мороз.  

Как выяснилось позже, причиной стало смена поставщиков бытовых услуг. Американцы доверили  продовольственное обеспечение итальянской фирме, которая наняла работников из Бангладеш. Последующие разбирательства и обследования выявили, что из 17 работников кухни 15 - носители дизентерийной палочки! Не заболеть было невозможно.

 

Жизнь на базе замерла - тотальный карантин. Даже «борты» не принимали.

Оперировать немедленно!

Выезжать в чакчарановскую местную больницу приходилось довольно часто – 2-3 раза в неделю, когда местный врач просил провести осмотр или консультацию для больных. Так же наши врачи помогали медикаментами, кровью, банк которой находился на базе. 

- Если нас не приглашали, мы сами ездили в больницу и ходили по палатам в сопровождении дежурного врача, который редко, но все же  надевал белый халат, проводили осмотры, корректировали работу афганских медиков. Все знали, что мы украинские врачи – нам доверяли, нас уважали, - рассказывает подполковник Сергей Мороз.

Первый выезд на операцию наши офицеры запомнили хорошо. Одиннадцатилетний афганский мальчик лежал при смерти в местной больнице.

- Случай тяжелый. Перфорировал аппендицит. Немедленно оперировать, - осмотрев угасающего мальчугана, резюмировал хирург майор Евгений Герасименко.  

 

Вернувшись на базу за дополнительной аппаратурой, врачи прихватили с собой все необходимое для операции - портативный дыхательный наркозный аппарат, хирургические инструменты, антибиотики, растворы. Оперировали до поздней ночи, хотя выезд с базы после 18.00 строго запрещен. Командир пошел на встречу – ситуация того требовала.

Мальчика спасли. На следующее утро ему стало гораздо лучше и было понятно, что скоро он пойдет на поправку.

Спасая дочь полевого командира

Однажды поступила задача оказать помощь местному полевому командиру. У него заболела дочь. Поскольку полевой командир контролировал весь юг провинции, все понимали, от кого, в определенной степени, зависит безопасность патрулей контингента и осознавали деликатность сложившейся ситуации.   

Выехали на помощь. В полночь медмашина, в сопровождении усиленной охраны на бронированных автомобилях, скрылась за колючей проволокой базы. Возле дома, где находилась девочка, прибывших офицеров встретили вооруженные люди. Заходить в дом не стали, а предложили немедленно перевезти девочку в местный медпункт, где и провели осмотр.

Наши врачи столкнулись со сложным неврологическим случаем с непонятной симптоматикой. Девочка лежала на медицинском топчане и пребывала в  неадекватном состоянии, в котором периоды возбуждения сменялись периодами заторможенности. Рядом в национальных халатах и чалмах на головах, с хмурыми лицами сидели два бородача – полевой командир и его брат.     

- Каждый из нас взял себе определенный кусок работы. Хирург -  операционную и перевязочную. Я - неотложную помощь: реанимацию  и анестезиологию, - рассказывает подполковник Сергей Мороз. - Грузинский коллега – лабораторию, диагностику. 

Под окном стояла охрана обеих сторон. Вооруженные автоматами здоровяки с неподдельным интересом пытались пообщаться между собой.  За каждым движением украинских врачей следили полевой командир и его брат. По всем исламским законам прикасаться к этой шестнадцатилетней девочке чужим мужчинам - «харам».

- Надо поставить капельницу, - повернувшись к переводчику, сказал украинский анестезиолог.   

Бородач недовольно посмотрел на переводчика. Откатил рукав платья девочки один раз, потом второй, едва оголив ее запястье, разрешил это сделать.

- А теперь необходимо сделать укол в спину…

 Полевой командир долго уточнял через переводчика, для чего это надо сделать, потом сам повернул девочку и объяснил ей, как надо лечь. 

- Случай оказался непонятным и без проведения узконаправленной диагностики головного мозга мы не могли определить истинную причину заболевания, - рассказывает подполковник Сергей Мороз. - Нельзя было исключать и то, что такое состояние стало следствием приема наркотиков, что очень распространено в этих местах. Об истинной причине мы могли только догадываться. К утру анализы крови показали отсутствие менингита, чего мы сильно опасались, но состояние пациентки не улучшалось. Пришлось убеждать полевого командира в необходимости переправить девочку в крупную больницу Кабула или Герата.  

Эвакуация девочки была проблематичной. Согласования с военным транспортом и больницами для гражданских лиц - дело хлопотное. Но все же к обеду следующего дня итальянский «Геркулес», следовавший в Кабул, принял девочку на борт.

 

Акция - эвакуация

По всей документации эвакуация больных или раненных должна проводится в течении 2-3 часов. Но на практике дело обстоит иначе. Устраивать ночные полеты в трудных климатических условиях в горах на дальних расстояниях никто не спешит и реально на организацию этого мероприятия уходит более суток.

- Такой же случай был с пятилетней девочкой из бедной семьи, которая получила 50% ожогов в результате бытового пожара, - рассказывает подполковник Сергей Мороз. - Несколько дней ушло на стабилизацию ее состояния. Параллельно начальник медицинской службы контингента занимался вопросами эвакуации, так как перевозить гражданское население военные ISAF берутся с неохотой. Для этого необходимо состыковать множество служб по всем этапам эвакуации. Приходилось проворачивать трудные комбинации по транспортировке и договариваться с больницами как в Кабуле, так и в Герате. Даже в Мазари-Шариф отправляли, что севере Афганистана!  А однажды, для переправки больного из Провинции Гор в Кабул, пришлось договариваться с экипажем самолета, следовавшего из Узбекистана.

Профессионализм всегда в цене

Наши военные врачи в составе литовского контингента - хорошее подспорье. В литовских вооруженных силах понятие «военный врач» давно отсутствует. Есть лишь санитар, который входит только в состав батальона, обученный, грубо говоря, накладывать повязки раненным бойцам, не более. Что-то более сложное – дело гражданской медицины. Так что военных медиков, потенциально готовых самостоятельно устанавливать диагнозы больным в сложных случаях, консультировать врачей местных больниц, проводить хирургические операции и многое другое, в составе миротворческого контингента на удаленности от основных сил ISAF, у литовцев нет.  

 

- Литовцы полагаются на стандарты НАТО, которые, как показала практика, в медицинской сфере на удаленности от основных сил не работают. Они чудесно работают в Кабуле, когда военные базы находятся в 25 минутах езды друг от друга и «под парами» стоят вертолеты, готовые в любую минуту эвакуировать раненого,  рассказывает подполковник Сергей Мороз. - Нам же приходилось выкручиваться самим. Благо, что знания и опыт позволяют.  

Кстати, весь накопленный опыт, начиная от технических вопросов поездки, особенностей службы, и заканчивая опытом, приобретенным во время миссии в Афганистане, военные медики отразили в отчетах и передали по личным контактам своим украинским коллегам. И вполне логично, что уже на последних сборах военных анестезиологов и хирургов в Украине, в Виннице, одним из пунктов, который рассматривался на общеармейском уровне, был вопрос о целенаправленной  подготовке медперсонала для миротворческих миссий.

- Общаясь с чешскими коллегами на американской базе в Кабуле, мы поняли, что загрузка в госпитале раненными у них небольшая. Хирургических операций проводится в четыре раза меньше, чем у нас в Чакчаране, хотя и по численности медперсонала и обеспечению клиники чехи находятся в гораздо лучших условиях. – рассказывает подполковник Сергей Мороз. -  Политика ISAF не обязывает оказывать медпомощь местному населению, перекладывая эту мисси на гуманитарные организации или на личное усмотрение командира контингента. Поэтому чехи обслуживали только персонал базы. В Кабуле этот вопрос остро не стоит, в то время как провинции Гор оказание медпомощи местному населению является ключевым моментом в установлении  хороших отношений с местной властью и местным населением. И медицина в этом играет одну их первых ролей.  

Фільтр
© 2009 АБВС (Академія Безпеки Відкритого Суспільства)