23 жовтня 2021 15:05
На головну Контакт Про академію Новини Аналітичні матеріали Події академії Семінари, конференції Інформаційні ресурси Форум
Аналітичні матеріали
Лідеру афганських талібів підшукують час смерті
16.02.2021

Афганский «Талибан» (организация запрещена в РФ), скорее всего, уже несколько месяцев скрывает смерть своего лидера маулави Хайбатуллы Ахунда. Согласно данным ряда афганских СМИ, маулави Хайбатулла погиб несколько недель назад в результате взрыва бомбы в пакистанском городе Кветта. Компетентные источники «НГ», близкие к силовым структурам Афганистана, уверены, что вождя талибов нет в живых, как минимум, с мая прошлого года. Если информация о гибели маулави Хайбатуллы подтвердится, то «Талибан» ждет ожесточенная борьба за власть между основными претендентами – муллой Мохаммадом Якубом и Сираджуддином Хаккани.
Согласно информации от «надежных источников в Кветте», просочившейся несколько дней назад в ряд афганских изданий, «повелитель правоверных» (официальный титул лидера «Талибана» - «НГ») маулави Хайбатулла Ахундзада стал жертвой взрыва, организованного неизвестными террористами. Как отмечают источники журналистов, на главаря талибов было совершено покушение в тот момент, когда он находился в доме «министра финансов» «Талибана» Хафиза Абдул Маджида, расположенном в Кветте. Судя по всему, покушение совершил террорист-смертник или даже группа «шахидов». В результате маулави Хайбатулла и шеф разведки «Талибана» мулла Матиулла погибли на месте, а Хафиз Абдул Маджид скончался через два-три дня в пакистанской больнице. Официальные представители талибов пока никак не прокомментировали сообщения афганских СМИ о гибели маулави Хайбатуллы и двух его приближенных.
Следует отметить, что слухи о смерти маулави Хайбатуллы Ахунда появлялись и раньше. Эти слухи подогревало длительное отсутствие видеообращений лидера талибов (по словам заинтересованных наблюдателей, их нет с мая прошлого года), а также то, что в течение последнего года все заявления и воззвания от имени «повелителя правоверных» появляются исключительно в печатном виде. Те же наблюдатели также отмечают длительное отсутствие убедительных доказательств каких-либо встреч маулави Хайбатуллы с кем-то из своих соратников или крупных полевых командиров.
«Скорее всего, главарь талибов на самом деле мертв и достаточно давно, гораздо больше, чем несколько недель, - прокомментировали «НГ» ситуацию эксперты, близкие к афганским силовым структурам. – В частности, по достоверным данным, еще весной 2020 года в провинциях Газни и Пактика были проведены траурные религиозные церемонии по маулави Хайбатулле. Такие ритуалы проводятся лишь в тех случаях, когда есть абсолютно надежная информация о смерти человека. Поэтому есть все основания утверждать, что маулави Хайбатуллы нет в живых, как минимум, с мая 2020 года».
Напомним, что в истории «Талибана» уже есть один скандал, связанный с сокрытием информации о смерти своего лидера. Так, факт смерти основателя террористического движения муллы Мохаммада Омара талибы признали лишь в 2015 году, спустя два года после его реальной кончины: это привело к крупному скандалу в джихадистском сообществе, так как выяснилось, что боевики «Талибана» около двух лет приносили байят (присягу) мертвецу. На этом основании пропагандисты «Исламского государства» (ИГ, организация запрещена в РФ) – главного конкурента «Талибана» на афганском рынке «джихада» - даже обвинили главарей талибов в нарушении норм шариата и поклонении мертвому лидеру. Талибским идеологам с большим трудом удалось замять эту некрасивую историю. Гибель преемника муллы Омара муллы Мохаммада Ахтара Мансура в 2016 году от удара американского беспилотника талибы признали уже быстро, очевидно, наученные горьким опытом со смертью основателя движения «яростных мулл».
Смерть маулави Хайбатуллы Ахундзады неизбежно приведет к обострению борьбы за власть между различными группировками внутри «Талибана». Не исключено, что это уже происходит и тогда о гибели Хайбатуллы талибы объявят лишь после того, как придут к согласию относительно фигуры нового «повелителя правоверных». Согласовать же интересы в весьма пестром «Талибане» будет непросто.
В настоящее время движение талибов представляет собой сетевую структуру, состоящую из нескольких достаточно самостоятельных групп («шур», то есть советов) со своими лидерами, которые контролируют отдельные «фронты» афганского «джихада». Центральное место в этом «сообществе шур» занимает «Совет Кветты», который возглавляет маулави Хайбатулла Ахундзада (его отряды боевиков в основном активны на юге и северо-западе Афганистана, но также присутствуют в той или иной мере практически во всех районах страны). Важную роль играет «Совет Пешавара», который контролируется «сетью Хаккани» (организация запрещена в РФ) во главе с Сираджуддином Хаккани: его боевики действуют в Кабульском регионе и на востоке страны и теснее других талибских фракций связаны с Межведомственной разведкой Пакистана. «Совет Мешхеда» контролирует не менее 10% всех афганских талибов, действующих в основном на западе Афганистана, и при этом достаточно оппозиционно настроен по отношению к маулави Хайбатулле. «Совет Мираншаха» контролирует до 15% талибов, которые, главным образом, оперируют на юге и юго-востоке страны и тесно связаны с «сетью Хаккани». Наконец, «Совет Севера», отделившийся от Пешаварской шуры и контролирующий до 15% талибов, отвечает за террористические операции в афганском Бадахшане, его боевики также действуют в Кабульском регионе и некоторых восточных уездах.
Все эти «шуры» в свою очередь разделены на более мелкие фракции и группы, что нередко существенно затрудняет процесс согласования важных решений. Следует отметить, что Шуры Севера и Мираншаха сохраняют значительную автономию от Кветтской Шуры и нередко даже не ставят команду маулави Хайбатуллы в известность о своих тактических альянсах с боевиками других джихадистских группировок, в том числе, конкурирующих с талибами.
Кроме этого в составе «Талибана» действуют диссидентские группировки, чьи лидеры никогда не признавали за маулави Хайбатуллой титула «повелителя правоверных». Речь идет о «Расул Шуре» («Высшем совете Исламского Эмирата»), которую возглавляет мулла Расул, вышедший в 2016 году из «Совета Кветты» и контролирующий до 10% всех боевиков «Талибана», а также о группе Обайдуллы Исхакзая, двоюродного брата второго лидера талибов муллы Ахтара Мансура, в свою очередь, имеющего под своим контролем около 10% талибов.
Представляется, что основными соперниками в борьбе за титул «повелителя правоверных», скорее всего, станут глава военной комиссии «Талибана» мулла Мохаммад Якуб, сын основателя движения муллы Омара, и глава «сети Хаккани» Сираджуддин Хаккани (первый является выходцем из региона Большого Кандагара, где проживают пуштуны субэтнической группы дуррани, второй – это пуштун-гильзай с востока Афганистана).
Сильной стороной муллы Якуба являются его несомненные успехи в деле обеспечения финансовой независимости «Талибана»: в 2016 году он создал специальный финансовый комитет, который под его руководством в короткий срок увеличил более чем на 1 млрд долл. доходы движения. Летом 2020 года мулла Якуб стал военным руководителем «Талибана», объединив в своих руках силовые и финансовые ресурсы талибов. Именно мулла Якуб за последние четыре года изменил стратегию проведения операций боевиков «Талибана», сконцентрировав основные силы в районах страны, которые богаты полезными ископаемыми. Это позволило талибам получать огромные доходы не только от наркобизнеса, но и от незаконной добычи и реализации драгоценных камней, угля и соли. Сын муллы Омара также усилил поборы с жителей подконтрольных талибам территорий страны (это называется «совершенствованием налоговой системы исламского эмирата»).
Муллу Якуба поддерживает глава Катарского офиса «Талибана» мулла Абдул Гани Барадар – оба талибских лидера считаются сторонниками «умеренной линии», не исключающих использования переговорных технологий для достижения власти в Афганистане.
Напротив, имеющий репутацию «непримиримого» Сираджуддин Хаккани имеет давние и очень тесные связи с пакистанскими спецслужбами, его «сеть Хаккани» даже называют «афганским отделом» Межведомственной разведки Пакистана. Боевики Хаккани активно взаимодействуют с афганским филиалом «Исламского государства», который считается принципиальным конкурентом талибов из «Совета Кветта». На счету «сети Хаккани» самые резонансные теракты последних лет в Кабуле и других городах Афганистана, повлекшие многочисленные человеческие жертвы. Все это обеспечило Сираджуддину Хаккани сильные позиции в джихадистском сообществе региона.
Примерно равнозначные политические и ресурсные возможности муллы Якуба и Сираджуддина Хаккани в «Талибане» могут в итоге привести к тому, что пост «повелителя правоверных» будет отдан некой третьей фигуре – слабой и сугубо символической, которая станет выполнять почти исключительно представительские функции, тем самым, сохраняя баланс между двумя главными центрами реальной силы.

Независимая газета

Фільтр
© 2009 АБВС (Академія Безпеки Відкритого Суспільства)