23 жовтня 2021 15:10
На головну Контакт Про академію Новини Аналітичні матеріали Події академії Семінари, конференції Інформаційні ресурси Форум
Аналітичні матеріали
Афганська армія зірвала травневий наступ талібів
01.06.2021

Афганская национальная армия (АНА) нанесла в мае сильнейший урон боевикам «Талибана» (организация запрещена в РФ). Правительственные силы не только сорвали планы талибов по захвату сразу нескольких крупных городов Афганистана, но и уничтожили не менее 7 тыс. боевиков и полевых командиров террористов младшего и среднего звена. Начатый 1 мая вывод американских войск из Афганистана, вопреки некоторым прогнозам, не только не ослабил афганскую армию, но, напротив, заметно повысил ее активность.

Напомним, что еще в апреле талибы значительно активизировали наступательные и террористические действия в различных частях Афганистана, попытавшись, в частности, овладеть ключевыми районами на юге страны. Так, «Талибан» развернул масштабное наступление в уезде Аргандаб провинции Кандагар, рассчитывая полностью захватить его и превратить в плацдарм для последующего нападения уже на город Кандагар – древнюю столицу Афганистана и первую столицу «исламского эмирата» талибов. Однако афганские силовики не только оказали активное сопротивление террористам, но и перешли в контрнаступление на кандагарском фронте, наголову разгромив в уезде Аргандаб собранные «Талибаном» резервы. По имеющимся данным, потери талибов здесь превысили 1300 человек за две недели апрельских боев. Еще около 1 тыс. боевиков, среди которых было несколько десятков граждан Пакистана, «Талибан» потерял в боестолкновениях с афганскими спецназовцами в провинции Гельманд, где террористы попытались создать угрозу захвата административного центра – города Лашкаргах. В общей сложности в кандагарских и гельмандских сражениях конца апреля-начала мая талибы потеряли около 3 тыс. боевиков и младших полевых командиров.

По оценкам компетентных источников, именно очень крупные потери заставили «Талибан» в начале мая объявить трехдневное перемирие по случаю религиозного праздника Ид аль-Фитр: главарям террористов и их кураторам из пакистанских спецслужб необходима была передышка, чтобы перегруппировать силы, подтянуть подкрепления, а также эвакуировать убитых и раненых боевиков. Кстати, значительная часть погибших под Кандагаром и Лашкаргахом талибов была захоронена в братских могилах на территории Пакистана, в пакистанских же госпиталях оказывалась медицинская помощь раненым боевикам.

В ходе кровопролитных апрельско-майских боев на юге страны афганская армия и, в первую очередь, бойцы «коммандос» - Корпуса сил специальных операций (КССО), по словам источников «НГ», знакомых с ситуацией, продемонстрировала «неожиданно высокий» уровень боеспособности и эффективности: «С середины апреля несколько недель шли почти непрекращающиеся операции сил безопасности Афганистана в самых разных провинциях страны. Талибам удавалось захватывать блокпосты, населенные пункты и даже целые уезды, однако удерживать их длительное время они не могли – их оттуда выбивали силовики. Талибы в рамках очередного весеннего наступления бросили свои основные силы на провинции Кандагар и Гельманд, а также Газни, Логар, Баглан, Герат, Фарьяб, ряд других областей. Однако нигде боевики не смогли перехватить стратегическую инициативу или хотя бы достигнуть долговременных успехов. При этом «Талибан» понес ужасающие потери, к которым был явно не готов».

После трехдневной передышки праздника Ид аль-Фитр, талибы возобновили атаки почти на всей территории Афганистана – ежедневно нападения боевиков различного масштаба и уровня интенсивности происходили одновременно в 10-13 провинциях страны. Очевидно, лидеры «Талибана» надеялись взять реванш за поражения конца апреля-начала мая. Они стремились вынудить командование афганской армии распылить свои силы, рассчитывая отыскать слабое звено в правительственной обороне и наконец-то достигнуть важной цели – овладеть каким-нибудь крупным городом Афганистана. В иные майские дни террористические вылазки талибов происходили сразу в 32 провинциях страны (за исключением Панджшера и Дайкунди).

По оценкам экспертов, майское наступление «Талибана» было одним из самых кровопролитных и масштабных за последние годы. Одной из его особенностей стало участие в боях на стороне талибов большого числа иностранных граждан, прежде всего, пакистанцев. По информации афганских силовиков, в рядах боевиков «Талибана» были замечены также военнослужащие пакистанской армии. Так, в ходе воздушного удара афганских ВВС в провинции Гельманд несколько дней назад получил тяжелые ранения пакистанский офицер (позднее он умер в госпитале в Кветте – столице пакистанской провинции Белуджистан). В тяжелых боях в провинции Лагман были убиты до 50 пакистанских граждан, часть которых была идентифицирована сотрудниками афганской разведки в качестве военнослужащих армии Пакистана. В руки афганских спецслужб попали служебные документы одного из погибших в лагманских боях пакистанских военных. Обращает на себя внимание, что пакистанские граждане принимали участие в боях с афганскими силами безопасности не только в приграничных с Пакистаном провинциях (Гельманд, Кандагар), но и в областях, расположенных на севере, северо-востоке и западе Афганистана.

В ходе майского наступления «Талибан» нанес главные удары в провинциях Баглан, Лагман и Майдан Вардак, захватив здесь под свой контроль несколько уездов. Этот локальный успех, однако, боевики не смогли развернуть в более впечатляющую военную кампанию. Напротив, тяжелые бои в этих провинциях превратились в ловушку для террористов: главари боевиков, решив, что ими найдено слабое звено в обороне афганской армии, начали переброску в тот же Лагман доступных резервов из других районов страны, а также из Пакистана. Это, в свою очередь, дало возможность афганскому правительству отправить под Мехтарлам (административный центр провинции Лагман) крупные подразделения спецназа под командованием генерала Хайбатуллы Ализая – одного из самых эффективных и ярких офицеров афганской армии, возглавившего несколько месяцев назад Корпус сил специальных операций. При поддержке авиации и артиллерии «коммандос» генерала Ализая нанесли талибам тяжелейшие удары, в результате которых боевики понесли многочисленные потери и были вынуждены перейти к обороне, отказавшись от планов захвата Мехтарлама.

«Спецназовцы генерала Ализая устроили талибам в Лагмане настоящую мясорубку, - прокомментировали ситуацию знакомые с вопросом источники «НГ». – То, что боевики считали своими успехами – захват прилегающих к Мехтарламу районов и концентрация значительных сил перед атакой на город – в итоге обернулось для них ловушкой. Крупное скопление талибов превратило их в прекрасную мишень, по которой афганские силовики нанесли беспощадные удары. Во всяком случае, информации о пленных талибах очень мало – спецназовцы уничтожали боевиков на месте».

Попытки военного командования «Талибана» отвлечь афганскую армию от лагманских боев ударом на юго-западе – в провинции Гельманд – не только не увенчались успехом, но, напротив, привели к новым тяжелым потерям среди боевиков. Командующий спецназом афганской разведки молодой, но очень эффективный и дерзкий генерал Хушал Садат возглавил операцию по срыву ожесточенного наступления талибов на город Лашкаргах. Под его командованием находились не только «коммандос» Управления национальной безопасности (УНБ) Афганистана, но и части 215-го корпуса афганской армии генерала Саида Сами Садата (однофамилец Хушала Садата). Солдаты и офицеры генерала Сами Садата за неделю боев отразили почти 400 атак и вылазок талибов в уездах Нахри-Сарадж, Наваи-Баракзайи, а также в пригороде Лашкаргаха, нанося при этом мощные ответные контрудары (так, например, в конце мая афганские силовики уничтожили муллу Абдул Рахима Захира, теневого талибского губернатора уезда Нахри-Сарадж, а также Сарахшана, ключевого полевого командир «Талибана» в провинции Гельманд). В итоге майские наступления талибов в Лагмане и Гельманде обернулись сокрушительными поражениями боевиков.

Провалились также майские планы «Талибана» по возобновлению атак в кандагарском уезде Аргандаб. Как отмечают представители афганской разведки, стремясь взять реванш за апрельские неудачи, талибы в середине мая начали концентрацию дополнительных сил в провинции Кандагар, рассчитывая добиться захвата Аргандаба. Однако благодаря энергичным, решительным и эффективным действиям афганских силовиков под руководством начальника Генштаба АНА генерала Мохаммада Зия Ясина, кандагарские планы «Талибана» были разрушены, а сами террористы понесли, по компетентным оценкам, «беспрецедентные потери в Аргандабе».

Катастрофой для талибов закончилась и «главная битва Рамадана» - операция по захвату провинции Баглан, которая, по некоторым данным, как и лагманская операция, планировалась при участии пакистанских военных. В течение нескольких суток шли ожесточенные бои в районах Нахрин, Баглан-Маркази и Даханаи-Хури, в результате которых талибы понесли тяжелые потери (за 48 часов погибли более 100 террористов) и были отброшены афганскими силовиками.

Уже в самом конце мая «Талибан» попытался перехватить инициативу в провинции Бадахшан, начав наступательные действия в районах Яфтали Паян, Дарайм, Хаш, Джирм, Вардудж и Рагистан. Однако боевики встретили жесткое сопротивление афганской армии и сотрудников МВД, которые отбили атаки талибов. При этом террористы, как и в других провинциях страны, понесли крупные потери.

По словам начальника Генштаба афганской армии генерала Зия Ясина, «изначально у талибов был большой аппетит» к некоторым крупным городам страны – именно они и являлись главными целями майского наступления «Талибана». По словам командующего АНА, начавшись в Гельманде, волна весеннего талибского наступления достигла провинций Фарах, Кандагар, Газни и Лагман, но была успешно отражена правительственными силами безопасности. По состоянию на конец мая, «Талибан» смог взять под свой контроль четыре сельских уезда в разных частях страны, при этом некоторые из них афганские силовики предпочли оставить почти без боя, избегая потерь в своих рядах. Генерал Зия Ясин заявил на пресс-конференции 28 мая о том, что в ближайшее время эти уезды будут отбиты у боевиков, дав понять, что «Талибан» заплатил за свой весьма относительный локальный успех чрезвычайно высокую цену: в ходе майских боев потери талибов в 10 раз превысили потери афганских силовиков.

Итоги майского боевого сезона в Афганистане позволяют зафиксировать несколько важных моментов. Во-первых, начавшийся 1 мая вывод сил США и НАТО не только не снизил, как это прогнозировали некоторые политики, дипломаты и эксперты, уровень эффективности афганской армии, полиции и службы безопасности, но, напротив, увеличил активность силовиков. Афганские военные начали действовать более энергично, уверенно и успешно. Похоже, снижение уровня политической опеки со стороны западных союзников пошло лишь на пользу афганским генералам и их подчиненным.

Во-вторых, «Талибан» не сумел воспользоваться выводом сил США и НАТО и перехватить инициативу в боях с афганскими силами безопасности. Более того, талибы потерпели неудачу при проведении своих основных майских операций. Не сумев захватить ни одного крупного города, «Талибан» понес огромные потери – по имеющимся данным, с конца апреля в ходе боевых действий было убито более 7 тыс. боевиков и полевых командиров талибов. Это обостряет для главарей террористов проблему резервов, которая в обозримой перспективе станет для «Талибана» основной.

В-третьих, афганская армия демонстрирует новую успешную тактику в борьбе с талибами: акцент делается на уничтожение живой силы боевиков, на точечные, целевые операции против полевых командиров, административных функционеров (теневых губернаторов, руководителей местных ячеек талибской шпионской сети и т.д.), политических авторитетов «Талибана». Афганские силовики, похоже, делают ставку на «изнуряющую войну», в ходе которой будут разрушаться инфраструктура и кадровый потенциал «Талибана». При такой тактике захват или сдача отдельных уездов и районов не имеют особого значения – значение имеет цена таких комбинаций. Как показали майские события, талибы начали платить слишком высокую цену за свои весьма скромные локальные успехи: четыре сельских уезда и 7 тыс. убитых боевиков – это явно не лучший военно-политический размен.

В-четвертых, анализ майской активности талибов показывает, что наряду с традиционным приоритетным южным фронтом (Гельманд, Кандагар), главари террористов пытаются взять под полный контроль ряд северных и восточных афганских провинций. Они имеют стратегическое значение как для обороны столицы Афганистана – Кабула, так и для функционирования коридора переброски боевиков и оружия из Пакистана в афганские районы, прилегающие к границам постсоветских республик – Таджикистана и Узбекистана. Зачем это нужно «Талибану» и его пакистанским кураторам – можно только догадываться. Объективно, сегодня афганские силовики обеспечивают безопасность приграничных районов постсоветских государств Центральной Азии, блокируя попытки талибов создать подконтрольную им устойчивую зону влияния между Пакистаном и Таджикистаном.

Наконец, в-пятых, активное участие граждан Пакистана в майских сражениях в Афганистане актуализирует в политической повестке вопрос о признаках прямой вооруженной агрессии Исламабада против Кабула. Похоже, по мере вывода сил США и НАТО, пакистанские генералы перестают стесняться своих давних связей с талибами, которые являются инструментом многолетней гибридной войны Пакистана против Афганистана. Дальнейшие успешные действия афганской армии по уничтожению боевиков «Талибана» могут спровоцировать Исламабад на открытую защиту своего «актива». В этом случае становится весьма вероятной угроза прямого вторжения пакистанской армии в Афганистан и открытый вооруженный пакистано-афганский конфликт. Вероятность такого развития событий, на наш взгляд, станет весьма высокой после 11 сентября 2021 года, когда должен быть завершен полный вывод сил США НАТО из Афганистана.

Независимая газета

Фільтр
© 2009 АБВС (Академія Безпеки Відкритого Суспільства)