25 октября 2020 7:55
На главную Контакт Об академии Новости Аналитические материалы События академии Семинары, конференции Информационные ресурсы Форум
Аналитические материалы
Позиционные бои не местного значения
12.10.2020

Если Баку и намеревался осуществить блицкриг в Нагорном Карабахе, то этот план не удался. Ожесточенные позиционные бои идут пока в районах линии разделения сторон.

Как отмечают эксперты, война в Нагорном Карабахе — это, прежде всего, сражения за дороги и высоты. Главный удар азербайджанцы наносят на южном направлении. За две недели азербайджанская армия взяла под свой контроль ряд стратегических высот, несколько сел и районный центр Джебраил. Эти азербайджанские земли, не входившие в состав Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР, располагались в «поясе безопасности», созданном армянами в ходе победоносной для них войны 1993–1994 годов.

Судя по всему, цель-минимум, стоящая сегодня перед азербайджанской армией, — освобождение территории Азербайджана, входящей в «пояс безопасности» непризнанной республики, и установление контроля над Лачинским коридором, соединяющим Нагорный Карабах с Арменией. И ради достижения этой цели азербайджанское руководство не считается с потерями. Решающим фактором в продвижении азербайджанцев является лишь погода, поскольку она влияет на работу их ударной силы — беспилотников.

С момента обострения конфликта тысячи беженцев устремились в Армению. Жертвами боевых действий стали десятки мирных жителей. Азербайджанцы постоянно обстреливают Степанакерт и другие города региона. В свою очередь Нагорный Карабах наносит ракетные удары по территории Азербайджана. В частности, обстрелу был подвергнут город Гянджа. При этом в Баку утверждают, что ракеты запускают с территории самой Армении. Ереван это отрицает.

Официально Армения не участвует в боевых действиях. В конфликте формально задействованы подразделения азербайджанской армии и «Армии обороны» т.н. Нагорно-Карабахской республики. Но подобная ситуация не должна обманывать: военнослужащие Армении участвуют в боях. Да и как может быть иначе в ситуации, когда непризнанное мировым сообществом и Арменией государство находится под патронатом Еревана, а сам Арцах (армянское название Нагорного Карабаха) имеет для армян сакральное значение.

Армянский премьер Никола Пашинян, повторяя, что «Арцах — это Армения», называет войну «новым Сардарапатом» (город, близ которого армяне в мае 1918 года остановили продвижение турецких войск в Армению) и заявляет, что «азербайджано-турецкие бандитские группировки» продолжают политику геноцида. При этом он говорит, что Ереван и Степанакерт ради урегулирования конфликта готовы пойти на уступки в вопросе Нагорного Карабаха, если к этому будут готовы и в Баку.

Ответить согласием на подобные предложения президент Азербайджана Ильхам Алиев пока не готов. Он утверждает, что единственный способ положить конец боевым действиям — восстановить суверенитет Азербайджанской республики над регионом, выведя оттуда армянские вооруженные силы. Эти заявления азербайджанского лидера соответствуют общественным настроениям в Азербайджане, где сильна ненависть к армянам и велика решимость вернуть Нагорный Карабах.

Незначительное количество пленных говорит об ожесточенности обеих сторон. И хотя международное сообщество призывает стороны конфликта к немедленному и безоговорочному установлению режима прекращения огня, боевые действия будут продолжаться долго: в отличие от Армении, Азербайджан не устраивает статус-кво. А успешная наступательная операция позволит Баку оказать давление на Ереван и Степанакерт, дабы те были податливее на переговорах.

Начав операцию по восстановлению суверенитета Баку над Нагорным Карабахом и оккупированными азербайджанскими районами, входящими в «пояс безопасности», Алиев поднял ставки. Но «разморозка» нагорнокарабахского конфликта может привести не только к региональной войне (о чем с тревогой предупреждают эксперты и политики), увеличиваются риски и для политических систем в Армении и Азербайджане.

В ситуации, когда в азербайджанском обществе присутствуют завышенные ожидания от проводимой армией операции, отсутствие сколь-нибудь значимых достижений на фронте может привести к падению рейтинга власти в целом и Алиева в частности. Ситуация для руководства страны может ухудшаться на фоне дальнейшего падения цен на энергоносители и снижения уровня жизни азербайджанцев. Не менее серьезные последствия война в Нагорном Карабахе может иметь и для Армении.

Хотя внутри Армении и звучит критика в адрес Пашиняна, позиции премьера пока достаточно сильны. Но все могут изменить неудачи на фронте. К тому же Армения имеет значительно меньше экономических и военных ресурсов, нежели Азербайджан. А уже сейчас международное рейтинговое агентство Fitch прогнозирует, что из-за обострения конфликта в Нагорном Карабахе падение армянской экономики в 2020 году составит 6,2%, а дефицит бюджета в нынешнем году увеличится до 7,6% ВВП по сравнению с 0,8% в прошлом.

Сегодня цель армянской дипломатии — интернационализация конфликта, вовлечение в него третьих игроков на стороне Еревана. Поэтому армянская сторона активно распространяет информацию об иностранных наемниках, воюющих на стороне Азербайджана, и говорит о сбитом турками армянском самолете. Да и главный мотив нанесения ракетных ударов армян по Азербайджану, помимо психологического давления на население, — спровоцировать Баку на ответные удары по территории Армении, дабы получить военную и политическую помощь международных партнеров.

Несмотря на содействие со стороны влиятельной армянской диаспоры, Еревану пока не удается достичь поставленной цели. Международное сообщество, опасающееся перспектив этнических чисток в Нагорном Карабахе со стороны азербайджанцев, пока ограничивается призывами к сторонам конфликта возобновить режим прекращения огня. Некоторые страны также осуждают действия Турции.

Что касается Украины, то, учитывая оккупацию Россией Крыма и части Донбасса, вполне естественна декларируемая ею поддержка территориальной целостности Азербайджана. При этом Киев публично не комментирует действия Баку в Нагорном Карабахе, но заявляет о необходимости мирного решения конфликта. Одновременно в Украине внимательно следят за ходом операции по восстановлению суверенитета над регионом.

Но даже военно-политические союзники Еревана не спешат ему на помощь: хотя Армения и является членом ОДКБ, Москва сохраняет нейтралитет. На днях Путин заявил: Россия не приходит на помощь своей союзнице потому что формально на нее никто не нападал. Но примечателен и комментарий российского сенатора Алексея Пушкова: по его словам, в последнее время официальный Ереван стремился укрепить отношения со странами Запада и ставил под сомнения отношения с Россией, что и привело к возобновлению конфликта.

Что ж, возможно первая реакция Москвы на возобновление боевых действий в Нагорном Карабахе и демонстрировала как ее растерянность, так и снижение ее влияния в Южнокавказском регионе. Но оправившись от неожиданности, Кремль, видимо, решил выждать, чтобы вступить в игру тогда, когда она принесет ему максимальные политические дивиденды и позволит поменять руководство Армении, усилить свои позиции в Азербайджане и снизить влияние Турции на Южном Кавказе.

При этом Ильхам Алиев заявил в минувшую среду, что нынешние посредники — Франция, Россия и США, являющиеся сопредседателями минской группы ОБСЕ, которая занимается поиском путей решения конфликта в Нагорном Карабахе, — за 28 лет так и не смогли его урегулировать. Поэтому после войны посредниками в мирном урегулировании в Нагорном Карабахе должны стать Анкара и Москва. В Армении подобные инициативы отметают, аргументируя свою позицию тем, что Турция — сторона конфликта.

Амбиции Анкары в регионе вызывают тревогу не только у Москвы и Еревана, но и у Тегерана и Вашингтона. Однако помыслы администрации Трампа сейчас больше заняты президентскими выборами, нежели нагорнокарабахским конфликтом. Возможно, что Баку выбрал время для начала боевых действий в Нагорном Карабахе и с учетом того, что в Вашингтоне сейчас все внимание уделено предстоящим выборам.

В четверг в Женеве состоялся первый из двух раундов переговоров о прекращении огня в Нагорном Карабахе, который провели сопредседатели минской группы ОБСЕ. Участвовал в них и министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов. Результаты переговоров пока неизвестны. А 12 октября в Москве состоится второй раунд переговоров. В этот же день в российскую столицу отправится и министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян.

Однако усилия переговорщиков окажутся бесплодными, если за стол переговоров не захотят сесть сами противоборствующие стороны. Их непримиримость и неготовность к компромиссам по принципиальным вопросам препятствовали разрешению конфликта в минувшие годы, когда усилия дипломатов разбивались о позиции Еревана и Степанакерта, отстаивающих принцип права наций на самоопределение, и Баку, придерживающегося принципа территориальной целостности и нерушимости международно признанных границ.

И до тех пор, пока для Баку существует перспектива перенести тактические успехи своей военной операции в Нагорном Карабахе в стратегический успех — восстановление суверенитета хотя бы над частью неподконтрольной азербайджанскому правительству территории, маловероятно, чтобы Азербайджан сел за стол переговоров с Арменией.

"Зеркало недели"
Фото: Reuters

Фильтр
© 2009 АБОО (Академия Безопасности Открытого Общества)